Александр Дугин: Студенты требуют эпистемы
20.01.2010
Студенты требуют эпистемыЗанимаясь последние  годы преподаванием на социологическом  факультете, я очень много общаюсь  со студенчеством, и меня сложились  крайне положительные впечатления.

Прежде всего, это люди, которые в отличие  от 90-х начинают очень осторожно, но относится к знаниям, как к ценности. Знаниям не просто как инструментальному способу улучшить свое социальное положение, либо куда-то пристроиться, приехать в Москву, получить квартиру. Это, наверное, есть, как и у любого человека, но это не доминирует. Но есть серьезный процент студенчества, который приходит для того, чтобы понимать, для того, чтобы знать. Запросы этого студенчества по своей структуре, по своей артикулированности, по своей обоснованности, на мой взгляд, подчас все больше и больше. Эта тенденция расходится с тем, что может им предложить наше преподавательское сообщество. Студенты хотят от нас некой парадигмы, хотят от нас эпистемы. Эпистема означает некую систему преподавания, необходимую, чтобы у них сходились концы с концами, например, в гуманитарной области в частности то, чем я занимаюсь в социологии.
 
Растет запрос на знания, на качество знаний. Этот запрос на когерентность, то есть связанность  речи преподавателя. Преподаватель  должен хорошо говорить, цитировать имена  ученых, приводить обзор школ, методологии, это студенты понимают прекрасно, но есть вопросы, на которые просто невозможно ответить, не обладая неким научным мировоззрением, но более менее соотнесенным с реалиями. Реалистичным научным мировоззрением. И вот с этим возникают уже проблемы у нас, у преподавателей, потому что мы находимся в некотором эпистемиологическом вакууме . Наша наука и наши кадры в большинстве своем воспитывались в советское время, тогда эпистемой была маркистско-ленинистская теория, которая худо-бедно сводила все процессы, концы с концами, это было притянуто за уши местами, это было неадекватно, это было с насилием над истиной, но это была эпистема, и она позволяла развивать так или иначе вокруг этой эпистемы гуманитарные дисциплины, и все сходилось где-то в какой-то точке. Это было, не так просто освоить, но и не так трудно.

На самом деле сейчас понимаешь насколько важно  иметь это мировоззрение в  области образования. Мировоззрение  как чисто инструментально, так  и чисто прагматически необходимо и тем, кто преподает, и тем, кто воспринимает. В 90-е годы у нас пытались эпистему советскую заменить либеральной, ее не приняло ни общество, ни преподаватели, никто вообще, она нигде прочно не утвердилась, люди плохо ее поняли. Где-то у нас есть еще очаги, в частности Высшая Школа Экономики, или РГГУ, которые пытаются сохранить эту либеральную эпистему 90-х, но уже в более размытом качестве, которые хотят продолжить либерализацию образования и, я считаю, наверное сейчас многие удивятся, что это очень неплохо, потому что хоть какая-то эпистема будет. К этой эпистеме можно отнестись. Например, можно построить контрэпистему, взять Высшую Школу Экономики за антитезис и выстроить эпистему, которая будет отрицать все, что делается Высшей Школой Экономики, с точки зрения принципиальной парадигмы, и мы получим уже кое-что. По крайней мере, можно уже полемизировать, можно говорить – «Вот Вы либералы, например, западники, либералы- глобалисты, сторонники американского или западного образа жизни».

Есть эпистема Высшей Школы Экономики, но, в широком  смысле, она точно не прижилась, есть МГУ, конечно, отвергло этот принцип в качестве нормативного, но, понимаете, советская эпистема тоже распалась, к ней нет возврата, и получается, что, отвергнув советскую и не приняв либеральную, имеет дело с обрывками той и другой. У наших преподавателей нет некой мировоззренческой основы, для того чтобы наш преподавательский процесс был слажен между одним преподавателем и другим, между одной кафедрой и другой, а иногда и между факультетами, чтобы у нас был некий единый стиль. Есть качество, на котором настаивает ректор, в МГУ, надо сказать очень высокие требования к преподавательскому составу, чрезвычайно высокие, это правильно. Но отсутствие эпистемы сказывается и вредит стройности образования, то есть МГУ не может представлять собой некую школу, очень разрозненны и подчас расгармоничны представления гуманитариев о самых простых процессах – исторических, социальных, философских, обществоведческих. Понятно, что должен быть плюрализм, но этот плюрализм не должен выливаться в анархию.

Эпистема - логическая ось, вокруг которой может расцветать сто цветов – разные школы, полемики, научные сообщества, которые могут  между собой находится в самых  разных отношениях и, я полагаю, что  поиск такой эпистемы – это  дело ближайшего будущего, по мере того, когда ценность образования, как социального, престижного элемента будет возрастать.

Есть в социологии четыре оси, которые отделяют высшее классы от низших, социологические  классы, не марксовские. Наряду с деньгами, известностью и с политической властью, это еще и образование. Эта ось, традиционная в любом обществе, является очень серьезной, по ней проходит дифференциация и стратификация, социальная стратификация общества, и сейчас эта ось, которая была в последние 90-е превращена в какую-то просто дугу, такую выгнутую, как кочергу, то есть не ось, а линия, поскольку деньги решали все, да, ось именно денег поднялась, после того как она при коммунизме лежала, а ось образования упала. Сейчас эта ось разгибается, в обществе происходят очень позитивные изменения. Растет запрос на образование, тот уровень, который поддерживает МГУ на уровне формальных квалификаций преподавателей, на мой взгляд, блестящий. Это очень высокий уровень образования, но для того чтобы продолжать отвечать на запросы общества, необходимо сейчас, уже серьезно, на самом серьезном, государственном уровне, потому что образование - это вопрос государственный, это государственное учреждение, это сфера государственной компетенции, поднять вопрос об образовательной эпистеме. Не просто основам стандартизации, за которые бьется МГУ со своей стороны, ГУ ВШЭ со своей стороны. Там много опять же передержек и разных подводных течений.

Но, самое главное, может быть даже не в этом дело, дело в том, что научное сообщество должно прийти либо к разработке общей консенсусной эпистемы, либо принять две-три эпистемы, чтобы было понятно - что идешь в одно учреждение, получаешь образование, выстроенное вокруг одной оси, идешь в другое - вокруг другой оси. Но эта ось должна быть понятной.

Наше образование сейчас возрождается, и все устали, устали от того унижения, которому подвергались преподаватели и ученые в 90-е годы, в начале 2000-х, тогда это был почти андеркласс, конечно не совсем андеркласс, повыше, чем бомжи или ночлежка, но недалеко ушли. Многие приходили не за образованием, а за дипломом, и с этим сейчас мы заканчиваем, качество людей, качество студентов, приходящих, по крайней мере в МГУ, на глазах растет. Это люди, значительная часть которых, приходит в институты за образованием. Мне представляется, что это вызов нам, преподавателям, мы должны работать над этой внятной научной эпистемой. Не идеологией в узком смысле, мы не должны говорить, что хорошо, что плохо, это каждый должен решать сам. Мы должны просто описывать, довольно ясно, как оно обстоит и даже, если у нас есть свои представления, мы должны от них абстрагироваться и излагать существующие на тот или иной предмет точки зрения, но эти точки зрения мы должны знать, мы должны их знать ясно и не выдавать какие-то отдельные марксистские штампы, сохранившиеся в бессознательном, либо какие-то либеральные трюизмы, которыми нас потчует поп-культура, эксперты разные совсем. Вот не это, такое поп-сообщество должно быть ориентиром для ученых, а точное ясное, глубокое знание в той сфере, которой они занимаются, объективные знания, которые, отнюдь, не исключают возможность субъективного к этому отношения, вот этот научный подход нельзя путать с идеологизированным подходом. Эпистема-это другое, нежели строгая идеология, это некая когерентная, обоснованная философски, обоснованная обществоведчески, ось построения образовательного процесса. Как мы сами понимаем, как мы сами дешифруем огромное количество информации преподавателей, и как мы учим дешифровать реальность, мир наших студентов.

Я полагаю, это качественный процесс, многим это может показаться абстракцией, вот главное – большое количество мест или там больше часов или меньше часов, но на самом деле образование затрагивает очень тонкие моменты, это передача образа. И вот это образ для того, чтобы его передавать, для того, чтобы образовывать других, надо иметь самому. Иначе получится не образование, а безобразие. И люди, которые выходят из стен ГУ ВШЭ из стен МГУ, должны быть на порядок компетентней в окружающей среде, чем люди, которые не оканчивали МГУ, если этого не так, то нам незачет уже, нам преподавателям.
 
Александр Дугин