Северный Кавказ: русский фактор (summary)
05.07.2010

Северный Кавказ: русский фактор (summary)Проблемы миграции, идентичность, восстановление этнического баланса, модернизация и вопросы развития Северного Кавказа, права народов и пути решения проблемы оттока русского населения из северокавказских республик.

Краткое изложение основных частей и выводов доклада.

СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ: РУССКИЙ ФАКТОР

(summary)

Москва

2010

После создания указом президента РФ Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) и назначения на должность полномочного представителя президента Александра Хлопонина, интерес к происходящему в данном регионе со стороны политического и экспертного сообществ значительно возрос. Резко обострили ситуацию два террористических акта в московском метро 29 марта 2010 года, ответственность за которые многие возлагают на выходцев из Северо-Кавказского региона. В частности, сразу после трагеди глава ФСБ Александр Бортников заявил: «По предварительной версии, теракты совершили террористические группировки, имеющие отношение к северокавказскому региону». Эту же версию озвучили и многие мировые информационные агентства, например, CNN «возложила ответственность за взрывы на чеченцев, на что скептически отозвалось Издание кавказских исламистов Kavkazcenter» (Gazeta.ru).

Между тем, не секрет, что именно сайт , «на сегодняшний день есть два информационных ресурса, которые серьёзно воздействуют на ситуацию на Северном Кавказе – это умеренный, но действующий на западные гранты сайт «Кавказский узел», который делает правозащитное движение «Мемориал», и радикальный сайт непримиримых исламистов «Кавказ-центр», который поддерживается так же международными экстремистскими центрами. Это две основные информационные структуры, оказывающие максимальное влияние в регионе, особенно на молодёжь. В то же время, никакого подобного этим двум ресурсам пророссийской направленности пока не существует» (http://skfonews.ru/article/42).

Отсутствие конкурентноспособного информационного ресурса северокавказской тематики осложняет работу и новому полпреду президента в СКФО, вынужденному отражать информационные нападки двух вышеозначенных новостных ресурсов. В то же время, выполнение главной задачи, поставленной президентом перед Александром Хлопониным, то есть модернизация Северо-Кавказского федерального округа, осложняется в первую очередь тем, что по сей день продолжается отток русского населения из республик Северного Кавказа, а именно, наиболее квалифицированных кадров, которые так необходимы сегодня для модернизационного скачка. Подавляющее большинство русских, покинувших республики Северного Кавказа в период с 1989 по 2010 год, как раз и представляло собой квалифицированную прослойку – учителей, врачей, инженеров, специалистов в области высоких технологий, научных работников. В частности, по этой причине, в данный момент почти полностью остановлены предприятия оборонно-промышленного комплекса в Дагестане, обеспечивавшие до 80% дагестанской экономики. И это лишь один из примеров. Совокупность подобных факторов в значительной степени и привела ситуацию к тому экономически депрессивному состоянию, с которым сегодня призван бороться Александр Хлопонин.

Несмотря на то, что отток русского населения продолжается, действующие на Северном Кавказе правозащитные организации, в числе которых фонд «Мемориал», СОВА, и т.п., фиксируют только те случаи нарушений, которые касаются исключительно притеснений представителей северокавказских этносов со стороны местных органов власти и федерального центра, в особенности, со стороны силовых структур. В то же время совершенно не придаются никакой огласке и рассмотрению факты нарушения прав русского населения, в частности, факты притеснения русских со стороны как местной власти, так и местного «титульного» населения республик СКФО. Именно в таком ключе формируется и информационная политика двух основных новостных ресурсов – сайтов Кavkazcenter.com и «Кавказский узел». Из-за этого создаётся исключительно однобокая картина происходящего на Северном Кавказе, а это, в свою очередь, служит причиной возникновения ряда серьезных проблем для руководства России в отношениях с такими западными структурами, как Совет Европы, ОБСЕ, Европейский парламент, Комиссия по правам человека и др.

Как ни странно, но в этом же ключе работают и местные СМИ республик СКФО, подконтрольные республиканским властям, так же замалчивая факты притеснения русского населения. И если в первом случае основной целью является – столкнуть между собой федеральное руководство РФ и западные структуры, занимающиеся мониторингом ситуации с правами человека, создав, тем самым политические проблемы для руководства России в отношениях с руководством западных стран, то в ситуации с местными СМИ мотивы совершенно иные. Республиканские власти Северного Кавказа боятся огласки фактов притеснения русского населения и продолжающегося оттока русских с Северного Кавказа в связи с тем, что не хотят портить общей имиджевой картины в своих республиках, что сказывается, в конечном итоге, на объёмах финансовых потоков из федерального центра в эти тотально дотационные регионы. Данная ситуация подробно рассматривается в докладе. Следует напомнить, что, например, в Ингушетии и Дагестане в данный момент действуют федеральные программы по возвращению русских в эти республики, на которые выделяются средства из федерального бюджета (в Чечне подобная программа так и не заработала).

Таким образом, в отношении темы оттока русских из республик Северного Кавказа, включая Адыгею, складывается своего рода «заговор молчания». Местным властям невыгодно афишировать эти факты по экономическим соображениям. Внешние же, преимущественно западные правозащитные фонды и курируемые ими СМИ, создают однобокую картину происходящего, пытаясь политически столкнуть Россию и Запад, спровоцировав усиление политического давление последнего на российское руководство.

Исходя из всего вышеизложенного, основной задачей авторов представляемого доклада стало проведение научного социологического исследования, призванного восстановить полноценную картину происходящего на Северном Кавказе, для того, чтобы выявить причины оттока русских, описать их, и предоставить полученные материалы руководству СКФО. Далее на основе этих материалов могут быть приняты решения, которые устранят факторы оттока русских с Северного Кавказа, что должно обратить ситуацию вспять, а в последствии привести к положительному сальдо миграции русского населения, т.е. к притоку русских, что, в итоге, должно способствовать решению тех модернизационных задач, которые поставлены полномочному представителю в СКФО федеральным центром. В конечном итоге, данное исследование призвано способствовать значительному улучшению экономической ситуации на Северном Кавказе, что должно перевести этот регион из разряда убыточных в категорию регионов-доноров.

Исследование, проведённое авторами доклада, в своей эмпирической фактологической части во многом основано на информации, предоставленной редакцией Северо-Кавказского новостного агентства (http://skfonews.ru). Само же Северо-Кавказское новостное агентство ставит своей задачей создать информационный ресурс, который своей деятельностью сбалансировал бы однобокую картину происходящего на Северном Кавказе, формируемую новостными порталами Кavkazcenter.com, «Кавказский узел» (http://www.kavkaz-uzel.ru/), аналитическим центром СОВА и подобными ресурсами.

В предисловии данного доклада говорится о факторах геополитической дестабилизации Северного Кавказа. Описаны последствия воздействия западного вектора воздействия на Северный Кавказ, целью которого является его «отрыв» от России, перевод этого региона под геополитический контроль Запада. Одним из средств достижения этой цели как раз и становится общая дестабилизация ситуации, и, как следствие, отток русского населения, утрата административного и военного контроля над регионом со стороны федерального центра. В этой связи, усилия Москвы должны иметь обратное направление. «Русский вектор» на Северном Кавказе должен быть направлен на стабилизацию ситуации, и, - как конечная цель, - на сохранение территориальной целостности России, т.е. на сохранение Северного Кавказа под геополитическим контролем Москвы. Всё, что направленно против этого, соответственно, действует на стороне западного геополитического вектора, деструктивного по отношению к России – говорится в предисловии доклада.

Первая часть доклада посвящена историческому обоснованию нахождения русских на Кавказе. В частности, кратко описаны мотивы движения русского государства на Юг через Северный Кавказ. Среди названных причин – необходимость спасения православных народов Грузии от полного истребления со стороны Турции и Ирана. Вторая причина движения романовской России на Кавказ – обеспечение стратегической безопасности на Южном Кавказе и в Азии в связи с нарастающим в тот период влиянием Англии в этом регионе. Учитывая враждебную политику Британской империи по отношению к России, необходимо понимать, что кавказская кампания русских была жизненно необходима для обеспечения стратегической и военной безопасности всего региона. Изложенная в докладе аргументация призвана снять обвинения кавказских националистов в адрес России, которые говорят о том, что Россию на Кавказ привели «колониальные мотивы» и «стремление загнать кавказцев в тюрьму народов». Также опровергается тезис, гласящий о том, что некоторые, сопротивляющиеся этому движению кавказские этносы выступали исключительно как пострадавшие от вероломных действий России борцы за собственную свободу. Подобные умозаключения имеют отголосок и в современной действительности. Так, на базе обвинений России в истреблении адыгов в период большой Кавказской Войны, строится спонсируемый западными НПО проект так называемой «Великой Черкессии». Его цель – это реализация территориальных претензий по отношению к России и выделение из ее состава кавказских территорий. Такое положение дел, безусловно, угрожает её территориальной целостности.

Вторая часть доклада описывает историю оттока русских с Северного Кавказа начиная с конца 60-х, вскоре после «грозненского восстания» 1957 года, когда русские начали уезжать в результате этнического давления со стороны реабилитированных Хрущёвым чеченцев, и заканчивая двухтысячными годами. В докладе приводится статистика оттока русских по годам и регионам. Так Дагестан в период с 1979 по 1988 год покинуло более 31-й тысячи русских, Кабардино-Балкарию три с небольшим тысячи, Северную Осетию около 20 тысяч, а Чечено-Ингушетию более 56 тысяч человек. Но уже за следующее десятилетие количество уехавших русских стремительно увеличилось. Причины этого также подробно описаны во второй части доклада, среди них и начавшийся геноцид русских в Чечне, и стремительная этнизация и рост сепаратистских настроений, и распространение исламизма и, в конце концов, первая и вторая чеченские кампании. Так с 1989 года (последняя советская перепись населения) по 1998 (последний год «хасавьюртовского мира») Дагестан покинуло около 35 тыс. русских, Кабардино-Балкарию более 7, Северную Осетию около 9 тысяч человек. Рекордсменом, естественно, стали Чечня и Ингушетия – более 256 тысяч только добровольно уехавших. К ним стоит прибавить насильственную «убыль» ещё девяти тысяч человек, и это согласно только официальной статистике. Сколько русских «убыло» в период дудаевского геноцида в отношении русских – установить сейчас довольно сложно. В докладе приводятся таблицы с многочисленными подтверждёнными фактами геноцида, особенно за период 1991-1996 годов, а так же за небольшой временной отрезок так называемого «хасавьюртовского мира», когда Чечня де-факто стала независимым от России, суверенным государством.

Если по данным переписи 1989 г. общая доля русских в северокавказских республиках достигала 26% (в абсолютных цифрах - 1359 тыс. чел., при общей численности населения республик - 5305 тыс. чел.) и варьировала от 9% в Дагестане до 68% в Адыгее, то уже к последней переписи 2002 г. этот показатель упал до 15%, или 994 тыс. человек, т.е. с 1989 г. по 2002 г. отрицательное сальдо численности русского населения составило более 360 тыс. человек. Помимо миграционного процесса, это сокращение усиливалось и естественной убылью русского населения.

В Чеченской Республике число русских жителей сократилось за 1989-2002 гг. на 230 тысяч человек, а их доля в общей численности населения упала с 23% до 1,5%, в Республике Ингушетия эта доля также минимальна и составляет около 1%, в Республике Дагестан численность русских уменьшилась с 9% до 4,7% (на 45 тыс.), в Карачаево-Черкесской Республике - с 53% до 38% (на 22 тыс. человек), в Кабардино-Балкарской Республике - с 32% до 23% (на 14 тысяч), в Республике Северная Осетия-Алания – с 29% до 23% (на 24 тыс. человек). Только в Республике Адыгея доля русского населения сократилась не столь значительно – с 68% до 64% (на 4,4 тысячи человек), что обусловлено местной спецификой, в том числе и особой локализацией Адыгеи на территории Краснодарского края.

При этом индекс представленности (ИП) русских среди руководителей органов государственного управления в Северо-Кавказских республиках продолжает снижаться. Если в 1989 году отношение количества представителей титульных этносов среди руководителей органов государственного управления и их структурных подразделений к руководителям из числа русских в Кабардино-Балкарии составляло 0,57, то в 1999 этот же индекс в Кабардино-Балкарии составил 0,47. То же в других республиках: Северная Осетия – 0,58 в 1989 против 0,36 в 1999 году, и т.д.

Притеснения русского населения в Северо-Кавказских республиках продолжились и в период двухтысячных. Данный факт также сказывается на перманентном сокращении численности русских на Северном Кавказе. Так в 2005-2007 гг. по данным Госкомстата Карачаево-Черкесскую республику покинуло не менее 20 тыс. человек (10,7% от общего числа русских в КЧР). Более 22 тыс. чел. (около 9% от общего числа русского населения) выехало из относительно спокойной Кабардино-Балкарии.

Для русского населения крайне острой по-прежнему остаётся проблема получения высшего и среднего специального образования. Эта проблема во многом определяет миграционные установки русской молодежи. Так, например, в Карачаево-Черкесии индекс представленности (ИП) русских в численности выпускников высших учебных заведений республики в 2006 г. был в 2,3 раза ниже ИП карачаевцев и черкесов вместе взятых - соответственно 0,55 и 1,26.

Современные социологические опросы показывают, что русское население и по сей день склонно к отъезду из республик Северного Кавказа: около одной трети опрошенных. Так, 31% русских жителей Нальчика (Кабардино-Балкария) хотят уехать в другой российский регион, а среди кабардинцев и балкарцев таких только 9%. Во Владикавказе о желании покинуть Северную Осетию заявили 17% русских и 9% осетин, в Майкопе – 28% русских и 1% адыгейцев. Значительная часть русских в северокавказском регионе считает градус межэтнических противоречий очень высоким. Таким образом ситуация ощущается в Ингушетии примерно половиной русского населения и только 9% ингушей. В Карачаево-Черкесии – четвертью русских, 8% карачаевцев и 11% черкесов.

Русское население Северного Кавказа открыто говорит об ограничении своих прав. В Ингушетии об этом говорят 57% русских и 25% ингушей; в Чечне – 40% русских и 21% чеченцев; в Кабардино-Балкарии – 29% русских, 9% кабардинцев и 21% балкарцев; в Дагестане – 17% русских и 13% дагестанцев. Во Владикавказе о неравенстве возможностей для разных этносов в сфере получения высшего образования заявили 54% опрошенных русских и 25% осетин; в Грозном – 40% русских и 17% чеченцев; в Назрани – 43% русских и 16% ингушей; в Нальчике – 54% русских, 56% балкарцев и 25% кабардинцев. О существующем этническом неравенстве при трудоустройстве заявляют 56% русских в Карачаево-Черкессии; в Чечне – 79%; в Кабардино-Балкарии – 73%; в Адыгее – 68%. О связи своего этнического происхождения с тяжелым материально-экономическим положением заявляют 18% русских Карачаево-Черкессии, 20% русских Дагестана. Две третьих русских Северного Кавказа заявили о дискриминации по этническому признаку, возникающей в вопросе об избрании или назначении на руководящие посты, а более 13% назвали себя жертвами унижения или оскорбления на основании своей русской или православной идентичности.

В 2010 году отток русских продолжился. И если в 90-х основной причиной оттока русских были факты физического притеснения и даже геноцида, как например, в Чечне, то сегодня основной причиной миграции русского населения с Северного Кавказа в другие регионы России становятся экономические предпосылки – низкий уровень жизни, безработица, клановая коррупция, всё больше поражающая органы власти и экономические институты республик Северного Кавказа. Эти факты подробно рассмотрены в части 3 данного доклада. В ее рамках дается анализ русского фактора на Северном Кавказе и зависимость от него положения в регионе в целом. Таким образом, изменение этнических пропорций в северокавказских республиках, особенно в городах, происходит в пользу титульных этносов, удельный вес которых вырос с 66% до 80%, удельный вес остального населения сократился с 34% до 20%. Это привело к значительным изменениям политического, экономического и культурного пространства, в котором представители нетитульных этносов начинают ощущать усиливающийся дискомфорт. В заключении третьей части доклада делаются выводы о прямой связи проблем модернизации региона (экономической, политической, социальной) с оттоком русских с Северного Кавказа.

Часть 4 данного доклада рассматривает варианты решения проблемы оттока русских, среди которых предлагаются экономические, политические, социальные рецепты, выработанные на основе этносоциологических подходов. Приложение доклада содержит в себе таблицу фактов геноцида русского населения в Чечне начиная с 1991 года, а так же факты притеснения русских в других республиках, вплоть до 2009 года. Исследования в этой области будут продолжены и в дальнейшем, а информация, полученная от корреспондентов Северо-Кавказского новостного агентства, ляжет в основу следующих докладов на эту тему.

Доклад рекомендован как для федеральных, так и для региональных органов власти, занимающихся проблемами Северного Кавказа, вырабатывающих и принимающих решения, связанные с развитием региона, а так же лицам, интересующимся этим регионом в целом.