Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Возможность русской философии: анонс семинара Версия для печати Отправить на e-mail
23.04.2011
Возможность русской философии: анонс семинараЦентр Консервативных Исследований и Кафедра социологии международных отношений представляют серию еженедельных интеллектуальных семинаров социологического факультета МГУ под руководством профессора А.Г. Дугина.

27 апреля в 16.00 состоится семинар на тему «Возможность русской философии».
Прямая трансляция семинара на сайте www.evrazia.tv. 
Основной доклад на тему «Возможность русской философии: хаос, имажинэр, лицо Земли (к русской философии глубин)» сделает профессор А.Г. Дугин. 

Также будут представлены следующие доклады:
· «Пространство-время в математической философии М.С. Аксенова» - философ, переводчик С.А. Жигалкин
· «Н.Ф. Фёдоров и евразийство» - аспирант ННГУ, заместитель руководителя Нижегородского консервативного клуба М. Медоваров;
· «Субъект к хаосу» - председатель Философского клуба РГГУ Илья Дмитриев.

Тезисы доклада профессора А.Г. Дугина «Возможность русской философии: хаос, имажинэр, лицо Земли (к русской философии глубин)»:

Часть 1. Природа философии и режим диурна

1. Философия, в топике Дюрана, есть предельное проявление диурна. Диурнический комплекс создает предпосылки для философии и саму философию. Всегда создает предпосылки, но не всегда философию. Чтобы из предпосылок появилась философия, оппозиция к имажинеру (ноктюрну) должна достичь максимума.

2. Русское общество ноктюрнично. При этом исторически есть тренд от древне-славянского драматического ноктюрна к великорусскому мистическому ноктюрну. То есть от андрогината к Великой Матери.

3. Русское обещство было ближе к философии 500 лет назад, чем сейчас, а тысячу лет назад еще ближе, чем 500. Тогда под «философией» выступала диурническая в целом православная теология и догматика. Проникая в народ, Православие становилось боле ноктюрническим. Это не хорошо, не плохо – режимы имажинэра не поддаются моральной оценке.

Часть 2. Первый заход на русскую философию. Философия вниз.

  1. Если принять предыдущие положения, имеем занятную картину: момент появления русской религиозной философии (вторая половина  XIX века – начало XX века) приходится на эпоху сгущения ноктюрна. Поэтому русская религиозная философия должна была бы быть рациональностью, обслуживающей колебания земного тела Великой Матери.
  2. Строго это мы и видели в двух версиях: софиология и марксистский материализм. Это два пути чисто ноктюрнического режима мысли. Главное в обоих случаях: деятельная работа эвфемизма – эвфемизации мира (через Софию), с одной стороны,  диалектика (ноктюрническое толкование Гегеля) и мать-Материя, с другой.
  3. То есть начав мыслить «философски» тогда, когда мы начали так мыслить, мы стали мыслить «вниз». Это была философия вниз. В этом ее резкий контраст с философией просто, которая строится вокруг диурна – то есть вертикали.
  4. Как тогда мыслили философы Запада в конце XIX – начале XX века? По инерции они мыслили вертикально, но то же стали задумываться о реверсивности режимов. Эта реверсивность шла вниз с начала Нового времени – горизонтальная топика субъект/объект, имманентизм, феноменология, экзистенциализм и т.д. Н это «вниз» было совершенно из иной позиции – с очень большого верха. Западный логос падал. Русский, только что проявившийся, закапывался в нору.
  5. Куда рыла нору русская религиозная философия? Я предполагаю, что она ползла в сердце Ночи. В ноктюрне сознание (как след диурна) рассеивается по «объектам» и встает на их стороны. Это своего рода трансгрессия духа в сторону материальных колыханий пренатального состояния. Пренатальность есть опыт, подхваченный советской философией: она постепенно распылилсь в ничто. К концу СССР советский философский корпус достиг небывалого: он мыслил только темными материальными парами. Мысль диалектически превратилсь в не-мысль. Если наша гипотеза верна, то превращение позднесоветских философов в послушных зверьков есть результат целенаправленной стратегии русской философии в ее ориентации на трансгрессию вниз и достижение ноктюрнического надира – точки совершенной полночи.

Часть 3. Осознание полночи. Смерть сладка.

  1. Продолжаем цепь умозаключений. Кульминационный идиотизм позднесоветской философии, териоморфность поздних советских философов и окончательная энтропия философского дискурса в ликвидационном «либерализме» постсовестского периода не катастрофа, аберрация или недоразумение неизлечимо «глупого» общества, но конечная станция строго организованного философского процесса. Представим себе, что кто-то хочет заболеть, сойти  с ума или умереть. Всерьез хочет. И когда он заболевает, сходит с ума или умирает – это что досадная случайность? Нет, пункт назначения большого пути. Если русско-советская философия выродилась в современный (а да этого позднесоветский) кромешный идиотизм – это и была цель. Нам лишь надо осознать ценность и величие этого идиотизма. То есть сделать шаг вперед.
  2. Все строго по Хайдеггеру. Философия Запада встает на путь технэ, затем тэхнэ вбирает в себя философию и замещает её собой, потом гений Хайдеггера это открывает (обнаруживает – выводит наружу – in das Offene) и через осознание технэ как Gestell, а Gestell как Geschick, а Geschick как Geschichte des Seyns расчищает путь для Нового Начала.  Хайдеггер предлагает шаг вперед – «там, где риск, там коренится спасение». (Гельдерлин – как и Ницше, поставил себе цель сойти с ума, и сошел).
  3. Но в нашем случае – всё чуть иначе. Мы стартовали рыть нору с иной позиции. Не высоты, сверху, а с нулевой линии. Начало русской религиозной философии уникально – мы двинулись из ноктюрна в ноктюрн (например, Н.Ф.Федоров), из земного (хтонического)  безумия в еще более полное земное (хтоническое) безумие. И вот это важно: мы не падали, а спускались, зарывались, погружались, растлевались в живоносных соках внутренностей земли. Это была очень сладкая смерть.
  4. Еще одно отличие: нижний горизонт у нас был другой, другим был его онтологический рельеф. Для низвергающегося с гигантской высоты диурнического западного философского логоса внизу зияло ничто (у Гегеля, у Кожева, Батайя негатив, собственно ничто у самого Хайдеггера, Сартра, Делеза – с его «волей к ничто» и т.д.). Само падение конституировало ничто – европейский нигилизм (Ницше); в этом и состоит диурн и его философскость. А что конституировало скольжение/сползание/закапывание? Вот точно, что не ничто. Русские не знают ничто. Вернее иначе: то, чем кажется извне русский нигилизм, таковым не является. Хотя бы по той причине, что для ничто нужно всё как высоко дифференциированный (по отношению к ничто) Логический (травматический, философский) концепт. Если не ничто, то что?
  5. Это мы узнаем, если сделаем шаг вперед.

Часть 4. Русские, мысль и лицо Земли.

1.Тут самое интересное. Для нас ноктюрн, до чьей сердцевины мы благополучно доползли (почти! доползли), инаков, нежели для философии Запада их ничто. Наш ноктюрн на своем пределе подходит к тайне того, что находится за этим пределом. Как за пределом логоса – в самом верху, также есть тайна – что стоит выше логоса?

2. Моя гипотеза: русские хотят откопать Лицо Земли. Все знают только её спину. И поэтому она кажется безвидной и пустой, и тьмой над бездною. И ничто. Но она не такова. Земля, наша мать Нюкс, не такова. У нее есть Лицо. И это Лицо никто никогда не видел. Русские хотят увидеть это Лицо.

3. Триумф философского идиотизма в современной России должен быть кем-то замечен. Самими философами он не замечается и замечен быть не может. Они и есть носители этого блистательного в своей темноте идиотизма. Они есть искупительная жертва. Также как на Западе техники (у Хайдеггера) не способны понять, что они носители метафизики Machenschaft. Следовательно, распад сознания философского сообщества современной России должен быть схвачен как достижение точки самой темной глубины кем-то еще. Кем?

4. Тем, кто осознает ночную судьбу русской мысли. Для этого помимо судьбы, необходимо осознание. Откуда его взять? Явно что не у людей Запада, которые все еще падают. И хотя до (режущей) плоскотсти ничто им осталось крохи, ветер на последних миллиметрах свистит у них в ушах – значит, они по прежнему заняты собой и своим технэ.

  1. Давайте зайдем с другого конца. Кто может познать то, что выше логоса? Выше нуса по терминологии неоплатоников? Кто может познать то, что выше познания? Взглянуть на спину Небес? Не сам нус. Не логос. Не Небеса. Они окружены своим ликом – все есть Лицо Небес. Следовательно, в этом крайнем рывке диурн должен обратиться к другому – нежели он сам. Он обращается к ничто – к области апофатического. Это тьма превысшая света. Это проекция Непроявленного выше высшего.
  2. Чтобы проделать тоже самое с ноктюрном/землей, надо обратиться к другому, чем Мать. И тут мы должны привлечь на помощь диурн. Но свой собственный. Имажинэр выпрастывает из себя все режимы. Эвокация имажинэра как русского имажинера – с учетом его философских, подчас омерзительных эстетически хтонических трансгрессий, -- вот что нам нужно. Чтобы сделать еще один шаг в глубину (к Лицу зЗемли), мы должны заклясть хаос. Заклясть так, чтобы в нем забила русская молния, вспыхнул черный русский огонь. Иначе всё движение к центру Земли нашей «философии» будет напрасно.

Часть 5. Грядущие русские

  1. Я думаю, что мы стоим на пороге явления русских другой формации. Они должны быть экспертами хаоса, превооткрывателями хтонических лабиринтов родного безумия, но… вместе с тем, они должны в предельном нагнетении идиотии, в пустыне, разросшейся дальше всяких пределов, из самих себя извлечь черный огонь хаотического логоса. Не огонь от огня, но огонь из льда.
  2. Для русской философии следующей формации необходим новейший антропологический тип. Этот тип должен осуществить охват имижинера как целого, во всех его режимах, но не синтетически, а в губинных корнях – там, где режимы еще не разделены. Имажинер как таковой – это момент, где ночь и день еще не различны. Небо и Земля еще не разделены. Хаос это зияния и зевание. Когда зевание происходит – Небо открывает свою пасть – отныне это верхняя челюсть мира-монстра. Вторая нижняя челюсть – Земля. Зияние пространства между ними – хаос как предок Эроса, вторичный хаос. Нужный нам хаос – до разделения Земли и Неба, до космического первозевка.
  3. Русская философия прорыла для нас дыру вниз. Это философская шахта, ведущая глубоко-глубоко, где гаснут последние искры сознания. Мы должны пойти туда без света. И извлечь свет из сердца самой под-донной тьмы.
  4. Это могут сделать только совершенно новые люди. Русские из глубины глубин и в глубину глубин. Поверхностные русские, валяющиеся или ползающие на четвереньках, и даже закапавшиеся попояс – никому не интересны. Только убежденные геонавты, землеплаватили хтонических океанов пригодятся в этом важном деле – последнем рывке русской философии. К ее возможности сбыться.

Начало в 16.00. Социологический факультет, ауд. 408. Для прохода необходима предварительная регистрация.

Справки по телефону (495) 939-27-45.

 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения