Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Перепись: время сверки терминов (этносоциологический ликбез) Версия для печати Отправить на e-mail
06.09.2010

Перепись: время сверки терминов (этносоциологический ликбез)Россия готовится к переписи населения. Результаты этой акции могут сыграть важную роль в укреплении нашей государственности. Мы постоянно сталкиваемся с межэтническими проблемами, с национализмом, сепаратизмом и экстремизмом на национальной почве. И хотя сегодня дела обстоят не так катастрофически, как в 90-е, когда страна стояла на грани развала, проблема не снимается, и мы постоянно с ней сталкиваемся - как на Северном Кавказе, так и в русской глубинке, как в больших городах, так и на селе. Решить проблему этноса отсылкой к толерантности, космополитизму, правам человека и модернизации не получается, пробуксовывают и чисто экономические меры: мол, "подтянем" нацреспублики - и проблемы снимутся сами собой. Всякий, кто знаком с силой этноса, с могуществом культурной идентификации, понимает несостоятельность подобных рецептов.

России нужна полноценная этническая политика с учетом наших реалий, истории и этногеографической и этносоциальной карты. Тема бескрайняя, и в первую очередь следует разграничить значения понятий «этнос» и «нация».

В международной практике «нация» понимается исключительно как политическое явление, связанное с государством. Одно государство, одна нация - то есть население, имеющее гражданство этого государства. Это понятие юридическое, фиксируемое законодательно. «Национальность» - факт принадлежности к нации. «Француз» означает факт наличия у физического лица гражданства Франции. Цвет кожи, место рождения, религия и внешний вид не имеют значения. "Национализм" - в обычном случае - активное противопоставление своего государства и его населения другому государству и его гражданам. Он связан обязательно с политическим проектом и государством. Чаще всего он возникает при конкуренции между государствами или при военных конфликтах. Тогда вся нация поднимается в решимости дать отпор реальному (или мнимому) врагу. Для такого национализма враг - всегда внешний. В некоторых ситуациях такой национализм (патриотизм) оправдан (особенно в военное время), в других - неуместен и неприличен (ксенофобия, шовинизм). Понятие "национализм" может обозначать еще два явления: стремление превратить в единую политическую нацию (с общими языком, культурой, образованием) этнические меньшинства (т.н. большой национализм) и ответный проект этнических меньшинств, направленный на то, чтобы выйти из состава государства и построить свое -- отдельное, национальное (т.н. малый национализм, сепаратизм, сецессионизм).

"Этнос" же - понятие только и исключительно культурное, связанное с обычаями, верой в общее происхождение и языком. Рожденный в культуре заведомо к ней принадлежит, желая сменить культуру, он должен освоить ее код и добиться признания ее носителей - пройти «этническую социализацию».

Принадлежность к нации должна подтверждаться юридически. Этнос может выдвигать лишь культурные требования. Как только перейдена черта между культурой и полити-кой, органическим, подразумеваемым и юридически оформленным статусом – начина-ется «национализм», и мы переходим в область политики и сферу компетенции госу-дарства. Так понимают различие между этими явлениями практически все западные и восточные социологические, политологические и юридические школы. И если бы мы приняли такую совершенно логичную классификацию, многие вещи у нас стали бы более ясными.

У нас же вопрос чудовищно запутан. Это связано со сложной догматикой большевистских фокусов: классический марксизм приходил в противоречие с реалиями России как самобытной аграрной и евразийской цивилизации. Термины были многократно смещены, и мы получили невнятные двусмысленности - «народность», «национальность», "национальная республика", определение России как "многонациональной страны". Если есть обращение к «нации», значит, подразумевается независимая суверенная государственность. Когда какая-то республика является «национальной», она по определению должна представлять собой политически самостоятельное государство. И «национальностью» будет факт принадлежности именно к этой республике, ее гражданство. В советское время вся эта запутанная схоластика не разваливала Россию только в силу тоталитарной власти компартии. Стоило угрозе террора исчезнуть, СССР рухнул, а за ним начала распадаться и Россия. Юридической и терминологической основой для этого были понятия «нация» и «национальность», употреблявшиеся нестрого. Заглянувший в толковый словарь любого иностранного языка человек узнавал, что наличие нации или национальности предполагает существование самостоятельной государственности. Остальных этому вполне могли научить представители многочисленных западных фондов и НПО.

Сегодня активный сепаратизм нам не угрожает, хотя нельзя закрывать глаза на то, что на Северном Кавказе идет противостояние с экстремистскими силами, постоянно уносящее жизни наших людей. Федеральная власть укрепилась, но идеологическая мина, подведенная под российскую политическую систему, осталась. Стоит власти ослабнуть, и мы снова получим весь букет большого и малого национализма, справиться с которым будет непросто. Вспомним, сколько людей мы положили за обе чеченские кампании. А причина и предлог были те же - нация.

Что предлагается взамен? Четко и однозначно развести понятия "этнос" и "нация".

Нация - это россияне. К ней принадлежат все граждане России. Если гражданам России в массовом порядке не нравятся, например, граждане стран НАТО, которые движутся на Восток, это легитимная и вполне допустимая форма национализма, которую корректно называть патриотизмом. Так не нравится враг, наступающий на наш дом. Его не надо любить, его надо остановить. А вот «большой национализм», покушающийся на культурную идентичность этнических меньшинств, и «малый национализм», настаивающий на создании особой государственности, должны быть поставлены вне закона, ибо наносят прямой удар государственным интересам и неминуемо ведут к развалу России. И карать за их проявления надо нещадно и безжалостно.

Россия - полиэтническая страна. В ней живут самые разные этносы, представители многочисленных языковых групп, носители самых разнообразных культур. Каждый из этносов - сокровище, и все мы обязаны эти сокровища хранить, защищать и помогать им сиять внутренним светом. Поэтому России нужны этническая политика, определяющая алгоритм отношения к этносам, строгие законодательные меры по охране их прав и условия для развития. Этнические требования следует признать легитимными и естественными -- как выражение прав этноса на свободу и самобытность. Попытки же перевести этническую проблематику в национальную следует, напротив, пресекать на корню.

Критерием выступает наличие политического измерения. Кроме всенародной гордости за свою страну и закономерной ненависти к ее врагам, все остальные проявления национальной принадлежности должны быть запрещены.

Нация - россияне. Этносы - великороссы, малороссы, белорусы, татары, башкиры, якуты, чеченцы, ингуши, аварцы, даргинцы, мордва, марийцы, карачаевцы, балкарцы, черкесы, адыги, кабардинцы, карелы, калмыки, буряты, осетины, лезгины, коми, эвенки, эвены, шорцы, чукчи, ненцы, нивхи, юкагиры и множество других. Если бы мы успели прояснить такое нормальное понимание нации и этноса и убрали бы из анкет бессмысленное большевистское и совершенно неуместное понятие "национальность", мы бы не только получили более адекватную картину этнической статистики, но и смогли указать миллионам людей, отвечающим на вопросы переписи, оптимальные пропорции их собственной коллективной идентификации. Таким образом, перепись стала бы огромным всенародным уроком гражданского самосознания.

Александр Дугин, профессор, заведующий кафедрой социологии международных отношений социологического факультета МГУ. Опубликовано в газете газета "Известия".
 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения