Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Этносоциология: новая герменевтика общества - анонс семинара Версия для печати Отправить на e-mail
28.03.2011
Этносоциология: новая герменевтика общества - анонс семинараЦентр Консервативных Исследований и Кафедра социологии международных отношений представляют серию еженедельных интеллектуальных семинаров социологического факультета МГУ под руководством профессора А.Г. Дугина.

30 марта в 16.00 состоится семинар на тему «Этносоциология: новая герменевтика общества».

Прямая трансляция семинара на сайте  www.evrazia.tv.

Основной доклад на тему «Этносоциология мысли» сделает профессор А.Г. Дугин.

Также будут представлены следующие доклады:

· «Этносоциологические аспекты европейской интеграции» - аспирант кафедры социологии международных отношений социологического факультета А.В. Коваленко;

· «Конструирование новых идентичностей: сравнительный опыт России и Франции на примере мигрантов с Кавказа» - редактор Северо-Кавказского новостного агентства СКФОnews С.Б. Василенко;

· «Этносоциологические предпосылки возникновения европейской философии» - председатель Философского клуба РГГУ И.Б. Дмитриев.

Тезисы доклада профессора А.Г. Дугина «Этносоциология мысли»:

          Часть 1. Масштаб значения этносоциологической топики

  1. Модель этносоциологической реконструкции форм общества имеет большую применимость, нежели она дана в курсе этносоциологии. Точнее, курс есть диспетчерский пункт, узел, от которого могут расходиться во все стороны лучи концептуальных обобщений.
  2. Этносоциология может выступать матрицей как для антропологии и социологии, так и для философии, истории, гносеологии, религиоведения и т.д.
  3. При этом такая возможность угадывается у тех авторов, которые впервые стали использовать систематически термин этносоциология от Гумпловича до Турнвальда и Мюльмана. Поэтому в книге Этносоциология я не просто предложил оригинальную трактовку курса, но и вернул проблематику и инструментарий к тому контексту, в котором они зародились. 

  Часть 2. Типы мышления и этносоциологические фазы

  Продемонстрируем как этносоциологический метод (надеюсь, он знаком слушателям) может быть применен к анализу типов мышления.

  1. Этносу как койнеме соответствует ноэзис, Lebenswelt Гуссерля. Это форма мышления, предшествующая рефлексивному соотнесению ноэмы с экзопсихической вещью. Жизненный мир этничен по своей структуре. В ноэзисе ноэма берется вместо вещи, а поле ноэзиса – вместо субъекта и объекта. В этносе нет субъекта и объекта, этнос – это поле развертывания траекта (если использовать лексику Дюрана). В этносе и этническом мышлении нет фигуры Другого или она есть в снятом виде: конституируясь, она снимается тем же жестом (этнодинамика).
  2. Мышление этноса есть мышление мирное, инклюзивное.
  3. Переход от этноса к народу (лаос) есть момент создания предпосылок для философии и дианойе (по Гуссерлю). Народ есть этносоциологическая форма, в которой проявляется Логос. Фигура Другого является конститутивной для народа – она формирует и организует его дифференциал. Народ есть этносоциологические пролегомены к философии. Будь то собственно философия (как у греков или индусов), будь то государство (о государстве как логосе см. предыдущие семинары), будь-то религии (теологические развитые или, наиболее акцентировано – монотеистические, пророческие). Мышление народа есть мышление рефлекторное.
  4. Мышление народа (лаоса) есть мышление воинское и героическое. Народ не просто воюет, он живет войной. Сущность народа как этносоциологической категории в войне. Но…
  5. Но мы знаем, что народ (лаос), конституируясь, не снимает этнос. Поэтому мышление народа есть эксплицитно рефлексивное (философское/религиозное/политическое), а имплицитно ноэтическое (этническое). На полюсе элиты оно (нормативно, конечно же) рефлексивное (с другим в центре и высоким дифференциалом), на полюсе масс – ноэтическое (без Другого, с низким дифференциалом).
  6. В народе формально есть война и война радикальна, как его суть. Но внутри войны есть и мир (как аграрные острова этноцентрумов – folk-societies).
  7. Можно сказать, что в народе диурн элит сочетается с ноктюрном масс.
  8. Мы исчерпали потенциал траекта и получили топику всех типов мышления. Эта топика сводится к фигуре перевернутого Т ( _|_ ). Полностью мышление народа есть философия (вертикаль), наложенная на этнический Lebenswelt (горизонталь), который никуда не исчезает. Из анализа этой фигуры можно извлечь множество выводов.
  9. Переходим к нации. Это есть умаление Логоса, его смягчение. Путь к горизонтали. Но буржуа есть носитель иной рациональности, которая не есть ни дикий небесный Логос, ни мирное крестьянство этноцентрума. Торгаши, составляющие суть нации, более воинственны, чем крестьяне, но менее, чем профессиональные воины (господа). По Кожеву это синтез господина и раба, то есть среднее  между одним и другим. Между дианойей и ноэзисом, логосом и этническим сновидением.
  10. Войну буржуа переносит в экономику. Он есть человек экономический. Экономика есть среднее между войной и миром. Рациональность нации есть малая рациональность. В ней действует новый носитель рациональности – индивид. Лицо в когито Декарта имеет значение. Это иное первое лицо, нежели в архетипическом религиозном стенании – например, «из глубины воззвахъ». «Воззвахъ» обобщает все возможные я, когито, напротив, конституирует частное. 
  11. Рациональность Нового времени - мышление национальное. Оно располагается в центре фигуры перевернутого Т не внизу и не в верху.
  12. Гражданское общество, следующая этносоциологическая форма, стремится освободить индивидуума от остатков небесной логичности и земной этничности, которые еще частично присутствуют в нации. Малая рациональность отрицает любые формы обобщения, даже интегративные – социальные/национальные. Отвергаются окончательно большой логос (вместе с государством) и любые формы коллективной идентичности (вместе с нацией). Есть только индивидуум. Малая рациональность индивидуума – новая форма рафинированного мышления (без обобщений вертикальных или горизонтальных). По Дюрану, мы имеем дело с патологическим стремление лишить траект объема. По сути, упразднить траект.
  13. Но это еще не всё. Есть постмодерн, постобщество в этносоциологии. Как решается здесь проблема мышления?
  14. Постмодерн обнаруживает в малой рациональности индивидуума голограмму мышления народа (и логоса и этноса). То есть симметрии и идентификации эгоцентрума воспроизводят в микроскопическом объеме макроскопическую структур лаоса. На это постмодерн и постструктурализм и обрушивается.
  15. Постструктурализм не знает ничего, кроме малой рациональности гражданского общества. Он вылупляется из нее как из яйца, с которым и начинает вести войну. Он видит малую рациональность, эгоцентрум, как народ и начинает вести с ним войну (подобно тому, как нация вела с ним войну, а гражданское общество с нацией). Малая рациональность подвергается новому дроблению. Упраздняется индивидуальная голограмма перевернутого Т, то есть малая рациональность и эгоцентрум.
  16. Как? Через концепт ничто.
  17. Это центральный концепт постобщества. Об этом ясно Делез – «вместо ничтожности воли мы провозглашаем волю к ничто».
  18. Что такое ничто? Это концепт, конституируемый логосом для обозначения радикально другого, Ganz Andere. Другого чем что? Чем сам Логос. Ничто нет в этносе, а если и есть, то оно включено, оно живородящий хаос и меон. У логоса есть слабоумный родственник – малая рациональность в двух видах – национальном (нечистом) и в гражданском обществе (чистом). В чистом виде малая рациональность продолжает взаимодействовать с ничто – в операционной системе 1/0. Это дигитальный код как триумф малой рациональности.
  19. Малая рациональность окружена ничто со всех сторон – это пустыня Ницше, которая растет. Она становится радикально дробной в гражданском обществе. Минимальной сама – максимальной ничто – вокруг и внутри нее.
  20. Постобщество предлагает осуществить трансгрессию и перейти на сторону ничто. То есть на сторону пустыни. И атаковать малую рациональность с позиции  ничто. Именно с позиции ничто, как с последнего концепта, гарантированного логосом (пусть в самом последнем его измерении) и присутствующем в нуле дигитального кода. Постобщество мыслит себя как внутренняя оппозиция гражданском обществу, а не внешняя (например, с позиции нации или народа или этноса). Постобщество солидарно с гражданским обществом в его ликвидации прежних производных от этноса. Оно не солидарно только сохранении малого рацио, которое отражает в размерности микроба (последний человек) грандиозный конструкт народа (Логос вверху и снаружи  и мифос внутри и снизу).

  Часть 3. Стратегии взаимодействия с постобщество.

  1. Снова как и всегда и везде в этносоциологии. Любые изменения реверсивны. Можно идти по этой логике, модно против нее. Этносоциология мысли описывает всю возможную картину, к концу которой (стирая код истории) мы явно приближаемся. Но выбор открыт: по этой топике можно идти в любом направлении.
  2. Питерим Сорокин считал, что за третьей формой социокультурной системы (чувственной) следует идеационная. Дюран утверждал, что за мифом о Дионисе последует миф об Аполлоне. Проект возвращение Аполлона. Гельдердлин писал: где коренится риск – там спасение. Рильке провозглашал: Человек есть тот, кто рискует на одно дыхание больше. Все вместе это дает нам шанс взглянуть за границу великой полночи мышления, которая вот-вот наступит.
  3. Можно, конечно, двинуться назад – от гражданского общества к нации, от нее к лаосу (традиционное общество), а от него дальше к этносу (тем более что имплицитно этнос и есть ядро нашего мыслительного процесса, траект, имажинер, Lebenswelt). И это достойный консервативный путь. Учитывая, как далеко мы зашли в фазах мутации сознания, возврат должен быть радикальным, а значит, революционным.
  4. Но можно поступить и иначе. И сделать шаг вперед.
  5. Куда? В ничто.
  6. Как это понимать? Не так как постструктуралисты. Они птенцы яйца малой рациональности – для них ничто есть конструкт Логоса, последний еще не промотанный грош его наследия. А на самом деле, ничто - что?
  7. На самом деле (отматываем назад) ничто нет. Есть хаос, который Логос как таковой идентифицировать не может, он его не понимает в силу самой своей конституции. Этот хаос есть траект со всеми его режимами. Если угодно он есть основа этноса. Если мы сделаем шаг в бездну – мы вернемся домой. Этнос впереди – не сзади. Он в центре ночи, а не в последних лучах заката.
  8. Пустыня растет, благо тому, кто несет в себе пустыню.

Начало в 16.00. Социологический факультет, ауд. 408. Для прохода необходима предварительная регистрация.

Справки по телефону (495) 939-27-45.

 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения