Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Православный идеал: «А мы за вас стояти и от сторон беречи хотим» Версия для печати Отправить на e-mail
29.05.2012
Укрепление позиций Русской Православной Церкви, ее взаимодействие с традиционными конфессиями Юга России являются одним из факторов гармонизации межэтнических отношений в регионе. Юг России, а именно - Южный федеральный и Северо-Кавказский федеральный округа - самый полиэтничный и поликонфессиональный регион России. Особенность конфессиональной ситуации состоит в том, что абсолютно доминирующей религией на Юге России является Православие, но в большинстве республик (кроме Адыгеи и Северной Осетии) численность верующих-православных уступает и порой значительно числу мусульман (Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Чечня) или буддистов-ламаистов (Калмыкия), что отражает этнодемографическую структуру населения южных субъектов Российской Федерации. 

Православие исповедуют славяне: русские, украинцы, белорусы (включая субэтническую группу казаков), большая часть осетин и моздокские кабардинцы. Епархии Русской Православной Церкви определяются с учетом административно-территориального деления, но вопреки мнению некоторых авторов, не копируют его. На территории Юга России в настоящее время действуют 8 епархий: Ростовская (приходы Ростовской области), Екатеринодарская и Кубанская (приходы Краснодарского края), Майкопская и Адыгеи (приходы республики Адыгея), Ставропольская (приходы Ставрополья и республик Северного Кавказа, исключая Адыгею), Астраханская (приходы Астраханской области), Калмыцкая (приходы Калмыкии), Бакинская и Прикаспийская (приходы Дагестана), Волгоградская (приходы Волгоградской области).
 
Юг России - колыбель христианства в нашей стране. По церковному письменному преданию истоки христианства на Кавказе связаны с проповедью апостола Андрея Первозванного и его сподвижника апостола Симона Канонита в начале I века н. э.
 
Бесспорные исторические данные фиксируют распространение христианства в Приазовье, Причерноморье и Прикаспии с IV века н.э. Расцвет христианства на в IV-VI веках н.э. был связан с активностью на Кавказе Византийской империи и особенно императора Юстиниана, а также укреплением Грузии. Христианство утверждается у зихов, алан, в Кавказской Албании (в последней под влиянием Армении в VI веке возобладало монофизитское христианство).
 
В последующие века распространение христианства шло в контексте византийско-арабских и арабо-хазарских войн, когда Северный Кавказ становится контактной зоной христианства, ислама и иудаизма. Приазовье и Северный Кавказ стали отправным пунктом христианского миссионерства у восточных славян в период образования древнерусского государства (VIII-IX века). Источники упоминают на Северном Кавказе о деятельности Аланской митрополии, Тмутараканской и Никопской архиескопий. Под влиянием Византии, Грузии, Тмутараканского княжества усилился процесс христианизации адыгов Северо-Западного Кавказа, Восточной Алании и Гумики (в Дагестане).
 
Однако, между разными восточно-христианскими церквями, действовавшими на Кавказе и в степях Предкавказья не было единства. Грузинская церковь, входившая в состав Антиохийского патриархата, действовала в восточных районах Алании, а Константинопольская патриархия - в западных районах. Соответственно в этих регионах складывалась ориентация на различные культурно-религиозные миры и письменную культуру. К востоку от Терека, включая современные Ингушетию, Чечню вплоть до Аварии распространение получила грузинская письменность и попытки приспособить местные восточно-кавказские языки к грузинской графике.
 
К западу от Терека распространяется греческий язык, а греческую графику пытаются адаптировать к иранскому (аланскому) языку и его диалектам. Христианство в этот период (IX-XII века) оставило заметный след в мифологии кавказских народов, бытовой культуре, обрядах, отразилось на архитектуре, повлияло на языческое мировоззрение местных народов, но не вытеснило его.
 
В результате нашествий Арабского халифата, татаро-монголов, а затем шахского Ирана и османской империи, набегов Крымского ханства конфессиональная ситуация в регионе меняется. Попытки генуэзских колоний в Крыму и Тамани в XIV-XV веках вести католическую миссионерскую деятельность на Северном Кавказе значительных успехов не имели. Католикам не удалось потеснить православие, а их миссии были уничтожены в результате походов Тимура. Эта же участь постигла и сами колонии в конце XV века в связи с созданием Османской империи. Значительно ослабли и позиции Православия на Юге России, оно было насильственно вытеснено из большинства этнических групп Северного Кавказа исламом.
 
Тем не менее, вплоть до XVIII-XIX веков элементы христианства сохранились почти у всех народов Северного Кавказа: поклонение кресту, почитание некоторых христианских святых, отмечание христианских праздников и др.
 
Духовно-нравственные ценности определяли мировоззрение русского народа, национальную культуру труда, государственно-правовые основы Московского государства. На особую роль Русской Православной Церкви обращал внимание Александр Пушкин: «В России влияние духовенства столь же благотворно, сколько пагубно в землях римско-католических. Там оно, призывая главного своего папу, составляло особое общество, независимое от гражданских законов, и вечно полагало суеверные преграды просвещению. У нас напротив того, завися как и все прочие состояния, от единой власти, но огражденное святыней религии, оно всегда было посредником между народом и государством, как между человеком и божеством. Мы обязаны монахам нашею историею, следовательно, и просвещением».
 
Определяющую роль играло Православие в проведении национальной политики. Россия возникла и всегда развивалась как полиэтничное государство, но при доминантной роли русских во всех сферах жизни государства. В XVI-XVII веках, несмотря на все внутренние и внешнеполитические проблемы (постоянные войны, Смута начала XVII века) Московское, царство поступательно осваивало Нижнее Поволжье, Дон, Приазовье, а затем усиливало свое влияние на всем Кавказе - через союзно-вассальные отношения. Коренной принцип внешней политики Московского царства «а мы за вас стояти и от сторон беречи хотим» вырастал из православного идеала.
 
Принять мир, как его сотворил Бог, и распознать в иноплеменной человеке образ Божий, что эффективно, не нарушая местных традиций и системы управления, способствовало расширению государственной территории на юге, приносило народам относительный для того времени внешний мир и большую внутреннюю стабильность. Особая роль в этом отношении принадлежала южнорусскому (донскому, волжскому, терско-гребенскому) казачеству. Первоначально полиэтничное и поликонфессиональное, оно становится постепенно русским и православным, «вплавляется» через браки, куначество, культурное и хозяйственно взаимодействие, политические интересы в северокавказское сообщество народов.
 
В XVIII веке Российская империя переходит к политике присоединения Северного Кавказа и установлению здесь российской администрации. Имеющаяся геополитическая ситуация, форсирование этого процесса и внутренние противоречия у горских народов привели к обострению русско-кавказских отношений и трагедии Кавказской войны (1818-1864). В результате усиливается исламизация Северного Кавказа как идеологическое выражение стремления к независимости и этнической самобытности.
 
На Кавказ начинает активно пребывать колонисты-православные, которые находились в ведении Астраханской епархии. Большую роль в распространении христианства среди народов Северного Кавказа, несмотря на многочисленные проблемы и просчеты, сыграли Осетинская духовная комиссия и Абхазская миссия, Общество восстановления христианства на Кавказе. В развитии христианства на Северном Кавказе наметились и определились две смежных линии: одна - внешняя миссия, направленная на иноверцев-горцев, другая - внутренняя миссия, обращенная к русскому православному населению.
 
Вся деятельность Астраханской (затем Донской, Кавказской, позднее Ставропольской и Владикавказской епархий) была направлена на решение этих задач. Но они никогда не занимались насильственной христианизацией горцев, проводили достаточно гибкую политику в отношении старообрядчества, пользовавшегося влиянием у многих казаков: не допускалась пропаганда старообрядцев среди новых колонистов, но в то же время к самим старообрядцам проявлялась терпимость большая, чем в других регионах Империи. 
 
В годы советской власти Православие, как и другие конфессии, и даже в большей степени подвергалось гонениям и репрессиям. Это негативно сказалось на том, что русские в меньшей степени, чем горцы, смогли сохранить свою традиционную культуру и этническую самобытность.
 
С 90-х годов идет процесс возрождения Православия на юге России: неуклонно растет число приходов и прихожан РПЦ МП, восстановлена система православного регионального духовного образования. Во всех субъектах РФ на юге православные епархии имеют конструктивные отношения с органами государственной власти, славянскими общественными организациями. Епархиальные архиереи поддерживают толерантные отношения с муфтиями Духовных управлений (ДУМ) мусульман в соответствующих субъектах РФ, выступают с совместными заявлениями, осуждающими экстремизм, терроризм, попытки разжигать межнациональные и межконфессиональные противоречия.
 
Особое внимание уделяется восстановлению духовности и нравственности в нашем обществе. Кризис духовности, отсутствие высокой нравственной цели, которую невозможно заменить безудержным потребительством, всегда приводит к появлению того, что часть принимают за антиномичность русского национального русского национального характера: перехода от абсолютной поддержки власти - к анархии, от долготерпения - к бунту, от неудержимой тяги к справедливости - к произволу, от подчинения - к полному игнорированию законов, от скромности - к полному бесстыдству, от энтузиазму - к полному безразличию и т. д.
 
Крупнейший русский философ Алексей Лосев отмечал: если католицизм, разлагаясь, извращается в истерию, казуистику, формализм, то и Православие, развращаясь, дает хулиганство, разбойничество, анархизм и бандитизм. Только в своем извращении и развращении они могут сойтись, в особенности, если их синтезировать при помощи протестантстко-возрожденческого иудаизма, который умеет истерию и формализм, неврастению и римское право объединить в разбойничеством, кровавым сладострастием и сатанизмом при помощи холодного и сухого блуда политико-экономический теорий. Наша «элита» и «образованщина» постсоветского периода дает поразительно точную иллюстрацию размышлений русского мыслителя.
 
Русской Православной Церкви, другим традиционным конфессиям на юге России приходится действовать в условиях беспрецедентного по активности прозелетизма протестантских церквей и тоталитарных сект, которые объективно обостряют в регионе этноконфессиональную ситуацию, используя недостаточную религиозную культуру населения и коррумпированность чиновничества.
 
Укрепление позиций Русской Православной церкви, ее взаимодействие с традиционными конфессиями Юга России являются одним из факторов гармонизации межэтнических отношений в регионе и консолидации общества. Несмотря на потрясения последнего десятилетия исторический, опыт существования Российского государства дает пример преодоления парадигмы «столкновения цивилизаций», борьбы «креста и полумесяца», выработке модели межкультурного взаимодействия в рамках целостной трансрегиональной российской цивилизации.
 
Виктор Черноус
 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения