Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
На Социологическом факультете МГУ прошел конгресс по 4-ой политической теории Версия для печати Отправить на e-mail
25.11.2008

25 ноября на Социологическом факультете МГУ имени Ломоносова прошел шестой по счету Евразийский интеллектуальный конгресс молодежи, главной темой которого стала разрабатываемая в рамках Центра консервативных исследований Четвертая политическая теория.

Надо отметить, что на этот раз конгресс был организован в рамках работы Центра Консервативных исследований при Социологическом факультете МГУ. Как главный гость мероприятия – идеолог и основатель движения «Новых правых» Ален де Бенуа открыл конгресс, во многом раскрыв и дополнив свои положения, изложенные на лекции днем раньше.

Господин де Бенуа начал свой емкий доклад с определения общего врага для всех, кто подвизается на ниве политического теоретизирования в консервативном ключе. Этот враг, безусловно, либерализм. Либерализм не просто как экономическая или социальная практика, но как основанная на определенных предпосылках система представлений о человеке. Согласно либеральной теории любые социальные формы сводимы к индивиду и являются всего лишь способом максимализации его частной выгоды. Исходя из этого, теоретики либерализма рассматривают все надындивидуальные аспекты коллективов как нечто необязательное и обременительное. Цель либералов, по словам де Бенуа состоит в том, «чтобы общество было только рынком».

Прицельной критике подверглась и теория прав человека, которая, согласно меткому замечанию профессора, основана на особым образом видоизмененной, если не сказать подмененной, концепции права. Мыслитель подчеркивает: «Право исторически неразрывно связано с отношениями, его смыслом является справедливость. В либеральную же эпоху право перестает быть отношением, чтобы стать атрибутом некоей индивидуальной природы».

Отсюда хорошо видна уловка либерализма, который пытается спроецировать казенную, процедурную реальность на сферу неких базовых антропологических параметров. Частным случаем этого является представление о врожденных правах индивидуума, в частности – о праве на свободу. Однако, как справедливо заметил Бенуа, «свобода не достигается моральной или юридической процедурой. Она достигается только политической процедурой».

Таким образом, можно уверенно говорить о том, что подлинная свобода в либеральном обществе заменяется суррогатом, поскольку, как показывает де Бенуа, политика как таковая в либеральном обществе подвергается самому настоящему искоренению. «Политика заменяется потреблением, искусство политического заменяется технологическими решениями, в результате чего управление людьми начинает осуществляться так же, как управление вещами», - отметил он.

Все эти явления неразрывно связаны с базовой идеей либерализма – идеей об атомарном индивидууме. Торжеству этой идеи и ее политическим и культурным последствиям следует, по мнению мыслителя, противопоставить защиту «укорененностей», то есть защиту коллективных идентичностей, столь активно размываемых в эпоху глобализации. Такая защита является еще одним магистральным направлением реализации ЧПТ.

Следом за высоким гостем слово взял руководитель ЦКИ, давний соратник Бенуа по «антилиберальному интернационалу» Александр Дугин.

Он вкратце напомнил собравшимся об общем контексте, в рамках которого возникает необходимость создания новой политической теории, а также о сравнительной специфике трех предыдущих основных политических теорий, существовавших в двадцатом веке. По его словам все три предшествующие политические теории – либерализм, коммунизм и фашизм – «плоть от плоти модерна».

Однако, в процессе исторического соревнования этих систем либерализм доказал, что именно он «выражает чистоту идеи модерна». Теперь, глядя как бы со стороны, можно увидеть, что коммунизм, претендовавший на статус посткапитализма, оказался лишь отклонением на пути развития общественных стратегий капитала, а фашизм практически свелся к попыткам «протащить в модерн элементы премодерна» контрабандным и, быть может, оттого таким брутальным способом.

Закрыв цикл борьбы идеологий, либерализм оказался в необычной ситуации. Его собственная идентичность не может более воспроизводиться в системе дискурсивной практики, так как, устранив конкурентов, либерализм утратил своего «другого», через которого он бы мог сам себя определять. Таким образом, либерализм перестал существовать в виде идеологии или программы, но «вошел в ткань вещей», открыв цикл «постлиберальной практики». Такой переход артикулированной идеологии на уровень не высказываемых подразумеваний характеризует хорошо известный феномен soft power.

Ситуация этой больше-чем-идеологии при пристальном рассмотрении оказывается гораздо опаснее даже самых брутальных форм иных политических теорий, существовавших в рамках модерна. «Раньше мы могли поплатиться за свое слово головой, могли попасть в ГУЛАГ и при этом все равно остаться свободными в отстаивании своего достоинства. Сегодня же мы практически не можем не иметь мобильного телефона, не пользоваться всевозможными кодами доступа, всяческими электронными гаджетами, не совершать апгрейд своей системы коммуникации. Потому что иначе нас вообще никто не услышит, и наш протест повиснет в воздухе», - замечает Дугин.

В этих условиях обращение к ЧПТ является уже не борьбой против иной политической теории из ряда подобных, но вызовом, брошенным состоянию вещей, вызовом модерну как таковому. Поэтому, подчеркивает Дугин, мы должны быть готовы к тому, что в господствующей системе интерпретаций само обращение к ЧПТ не находит смысла. Soft power постлиберализма не подразумевает спроса на новую идеологию. Но новая идеология должна опрокинуть всю господствующую систему интерпретаций целиком, обратившись к репрессированным в модерне формам сознания, таким как религиозная картина мира и миф.

Закончив краткое введение в тему, профессор Дугин предоставил слово гостям из-за рубежа.

Представитель Социал-республиканского движения Испании Самуэль Гарсия Баргес прочитал доклад, посвященный явлению глобализации. Внимание автора было сосредоточено на ее негативных аспектах, первый из которых – уже упомянутое Аленом де Бенуа уничтожение коллективных идентичностей.

Гость из Израиля, давний друг Евразийского движения, публицист и знаток Каббалы Авигдор Эскин элегантно сопряг интуиции теоретиков ЧПТ с аспектами иудейского эзотеризма. Он напомнил собравшимся о том, что согласно большинству традиционных учений о последних временах, на смену скорби и поруганию святынь, разгулу алчности и эгоизма придет обещанное избавление. С этим избавлением он и сравнил назревающую «четвертую силу», идущую на смену либерализму.

Одна из самых неоднозначно воспринимаемых политических организаций современности - «Хесбалла» также была представлена на конгрессе. От ее лица выступил гость из Ливана - Али Мухиаддин, который зачитал блестящий доклад о мифологическом измерении исламского политического проекта. А начал он свое выступление с цитаты из советского философа Лосева, согласно которому «миф есть предельно конкретная реальность». Вот на таком переживании мифа как реальности, на мифологизации прошлого и манифестации мифологических мотивов в настоящем и основаны наиболее интересные, наиболее целостные и внушительные политические проекты. Именно такой проект берет на вооружение «Хесбалла», чьи активисты занимаются непосредственным переводом шиитской эсхатологии в политическую актуальность.

Важной особенностью новой политической теории является ее способность включить в себя элементы идейных течений и практик, которые в свое время не нашли себе места в рамках предыдущих трех политических теорий. В этой связи любопытные находки сулит обращение к наследию интеллектуальных групп, существовавших в Европе в период между двумя мировыми войнами. О наиболее интересных и перспективных аспектах идеологической платформы польской неоязыческой коммунистической группы «Задруга» рассказал гость из Польши Пшемыслав Серадзан.

Активист антинатовского сопротивления в Украине Евгений Фелиндаш поделился крайне любопытными соображениями о том, как либеральный глобализм успешно вбирает в себя и тем самым обезвреживает элементы альтернативных тенденций. Происходит это тогда, когда последние проявляются разрозненно и бессистемно. Развивая критику рынка, украинский гость определил потребительство как опасный вирус, поражающий народы на заре нового века. Аргументируя свой тезис, он обратил внимание слушателей на то, что вне зависимости от уровня жизни пораженные этим культурным вирусом народы стремительно сокращаются в численности – и наоборот.

Представитель Португалии Флавио Гонсалес поведал российским коллегам об опыте политической борьбы синдикалистского движения Португалии. Датчанин Максим Борозенец изложил традиционалистскую точку зрения на современные способы коммуникации и создаваемые на их базе виртуальные реальности.

К большому сожалению участников мероприятия из-за ограниченности по времени далеко не все заявленные докладчики смогли выступить. В виду этого было решено в дальнейшем перевести открытые консультации в области исследования и разработки ЧПТ в регулярный режим.

С заключительным словом к собравшимся обратился декан социологического факультета МГУ Владимир Добреньков. Он еще раз отметил широкое международное представительство и, безусловно, эпохальный характер мероприятия. Согласно его личному убеждению с кризисом либерализма и началом эпохи большой неопределенности в сфере международных отношений изыскания в рамках ЧПТ обещают стать ведущим трендом в отечественной и мировой общественной мысли.

Илья Дмитриев, портал "Евразия"

 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения