Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Realpolitik патриарха Кирилла Версия для печати Отправить на e-mail
15.02.2010
Realpolitik патриарха КириллаМатериал опубликован в №1(2) (январь-март 2010) журнала консервативной мысли "Русское время".

Первосвятительские поездки патриарха Московского и всея Руси Кирилла за пределы Московской епархии, совершенные им в течение первого года предстоятельства, предлагают новые ракурсы в анализе ситуации в бывших советских республиках. В поездках этих, перенасыщенных в содержательном, смысловом плане, отчетливо кристаллизуется вектор внешнеполитической активности Русской церкви и вырабатываемой ею новой модели геополитической стратегии. Эта модель должна быть внимательно изучена светским политическим сообществом, в первую очередь, экспертами по ближнезарубежной политике России, а также теми, кто относит себя к политтехнологическому классу, но хотел бы поставить политтехнологии на прочный фундамент ценностного базиса.

События, в течение 2009 года происходившие в церковно-общественном поле, убеждают даже самых предвзятых наблюдателей в том, что Русская православная церковь сегодня все более уверенно претендует на самостоятельную роль в выработке геополитической концепции для России. Очевидно также, что личная инициатива и персональные убеждения ее нынешнего предстоятеля могут сыграть в этом немаловажную роль. Международные связи, как известно, - привычная сфера для 16-го Московского патриарха, до этого почти два десятилетия возглавлявшего церковный МИД.

По сравнению с другими субъектами геополитического процесса Церковь обладает несомненным внеконкурентным преимуществом. При выстраивании отношений с государствами ближнезарубежного ареала, с населением, в силу политических спонтанностей оказавшимся по другую сторону госграницы, Церкви нет нужды изобретать новые схемы и дипломатические конструкции. Ей достаточно просто продолжать многовековую традицию причащения русских, украинцев, белорусов и молдаван из одной Чаши. В своей внешней деятельности Церковь движется в том же направлении, которое декларируют ту же сторону, что и российские политические институты, ее общественная активность естественным образом выдержана в русле национальных интересов России. Однако, действуя в тех же социальных плоскостях, Церковь реализует свою пневмополитику (греч. pneuma - дух), собственную духовную миссию, которая, затрагивая игроков политического процесса, зачастую удачно попадает в труднодостижимые для них цели - благодаря методам "мягкой", гуманитарной дипломатии.

Пневмополитика - духовная политика Русской церкви - может стать для российской геополитики одновременно и опорой, и компасом.

Другое стратегическое преимущество Церкви при выходе на сложные рубежи межгосударственного дискурса - искренний позитивный смысл проповеди, послание со знаком "плюс", построенное на конструктивном посыле. Церковь стремится в первую очередь к соединению, вос-соединению, а не к отторжению. Она четко обозначает свое несогласие с теми, кто нарушает Ее канонические нормы, - но при этом радеет об их возвращении и покаянии заблуждающихся. Внешние визиты патриарха Кирилла изобилуют соответствующими примерами. Самый яркий из них - знаменитое трехминутное блиц-выступление Святейшего на центральной площади Ровно, перед бушующими массами, где осанна ("Наш патриарх Кирилл!") сливалась с негодующими криками (Ганьба!").

Обстановка перед ровенским Воскресенским собором (верхний престол с начала 1990-х занят филаретовцами, община Московского патриархата служит в нижнем храме) к моменту появления патриарха успела накалиться до предела - сторонники и противники Русской церкви пели и кричали до изнеможения. Cпонтанный (неожиданный, внезапный) грозовой ливень обрушился на людскую толпу как водопад, никого, однако, не остудив и не спугнув. Патриарх появился в эпицентре всеобщей вакханалии (в первую очередь) как провозвестник мира и глашатай Воскресения Христова. "Что же он скажет? В ответ на все это (безумие)? С чего начнет?" - крутилось в умах многих - священства, монахинь, журналистов - плотно обступивших помост перед собором, куда патриарх поднялся благословлять паству. И услышали - "Христос воскресе!!" - возглас, привычный для апреля (нам весной), но на самом деле вневременной, несется над ровенской площадью, над митингом националистов и живтоблокитными флагами, над толпой раскольников на крыльце "епархиального управления Киевского патриархата". "Геть московского попа!" - решительно отзываются филаретовцы в ответ на пасхальное приветствие Московского патриарха.

Миссионерская проповедь, использование древних, но постоянно актуальных пастырских формул в социальном диалоге - это тот дополнительный и очень конструктивный дипломатический язык, который Русская церковь предлагает политическим акторам. Предстоятель Церкви продемонстрировал Ее состоятельность в плане нахождения общего языка для разных групп украинского населения. О разном - и в то же время об общем - он говорил с богословами Киевской духовной академии, верующими Луцкой епархии, изгнанными, как и в Ровно, из своего кафедрального собора, с многомиллионной аудиторией телеканала "Интер", эфир на котором в результате оказался рекордным для телеканала за последние месяцы.

Что касается политического пространства Украины, здесь патриарший маршрут был специально выстроен с целью подкрепить единство страны, страдающей от углубляющихся водоразделов между отдельными ее регионами. Патриарх Кирилл последовал из столицы через Восток (Донбасс) на черноморский Юг (Крым) и далее - Запад (Волынь и Почаев). Места, так или иначе связанные с жизненным путем равноапостольного Владимира - киевская купель всенародного крещения, корсунская купель крещения самого Владимира, Зимненский монастырь на Волыни - резиденция святого князя и место хранения его венчальной иконы, благословения его союза с византийской царевной Анной.

Белоруссия - вторая для патриарха Кирилла ближнезарубежная страна. Различия с соседней Украиной в плане духовного климата разительны - здесь делегацию Русской церкви власти страны встречают с распростертыми объятиями ("Ваше Святейшество! Вы приехали к себе домой!!" - восторженно-энергичные крики белорусского президента на встрече с патриархом Кириллом у минского Свято-Духова собора стали заметным антиподом холодной "мовы" Виктора Ющенко в Киеве у памятника жертвам Голодомора). В Белоруссии при появлении патриарха Кирилла не было слышно криков - оппозиционеров здесь, как любят констатировать либеральные СМИ, "закатывают в асфальт", а пастве канонической (какой же еще?) Православной церкви не нужно пробивать лбом стены в отстаивании храмов и введении в школах основ православия. Те же тысячи людей на улицах - приветствуют предстоятеля спокойно, радостно, но не экстатически.

Впрочем, "белорусское направление" предполагает собственные неразрешенные вопросы и задачи - неразрешенные для государственной элиты, нынешнего политического класса, однако посильные для единой Православной церкви Союзного государства, как то было продемонстрировано во время первосвятительской поездки патриарха. Тезисы патриарха Кирилла во время его публичных выступлений в Белоруссии были маяками, которые ставит Церковь, неустанно напоминая ЛПР (лицам, принимающим решения) о цивилизационной общности и ценностно-культурном единстве как базисе, необходимом для успешного политико-переговорного процесса. Церковь все более уверенно проявляет собственную миссию главной союзной скрепы в отношениях Минск-Москва.

Поездки патриарха Кирилла в Киевскую и Белую Русь показали: Русская церковь на данный момент способна выполнять опережающие функции для отечественной дипломатии. Выводы неизбежны: международный образ Русской церкви должен стать объектом особой заботы и попечительства российского МИД, публичный PR церковноначалия, отстраивающего внешние связи Московского патриархата, - попасть в зону стратегических интересов дипломатических think-tankеров, заботящихся, путем создания медиа-продуктов наподобие "Russia Today", об имидже страны за рубежом.

Представителям государственного класса стоит помнить о том, что Московский патриархат активно участвует в созидании Русского мира - пространства русской духовной культуры, рассеянного в местах исторического пребывания носителей этой культуры. При этом Русская церковь в своей внешней политике активно стремится выйти за государственно-географические рамки слова "русская". Именно на Украине патриарх Кирилл впервые сообщил о намерении символически маркировать тот факт, что административные границы Российской Федерации не являются барьером для его общения с паствой. На встрече с духовенством Львовской епархии, "передовой" конфликтов с раскольниками и униатами, патриарх объявил о планах установки в тронном зале патриархии флагов всех стран, входящих в каноническую территорию Московского патриархата. Второй, осенний, "питерский" Синод в историческом синодальном здании на Сенатской площади проводился уже в обрамлении пестрой цветовой гаммы.

Отдельный вектор внешней работы Московского патриархата - открытие новых храмов и организация приходов для русских общин в дальнем зарубежье. Будь то приспособленные помещения в зданиях посольств, дипмиссий и консульств, бывшие католические костелы или лютеранские кирхи, опустевшие из-за оскудения паствы, либо специально построенные, как правило, при поддержке местных властей, новые церковные здания. Русская церковь "опутывает" всю планету собственной коммуникационной сетью, расставляя в разных точках все новые "вышки"-приходы. Чем больше "вышек", как известно, - тем лучше связь, тем отчетливее ловится в этом государстве русская православная культура.

Однако Русская церковь во главе с патриархом Кириллом, все активнее вступая в пространство геополитического делания, уверенно заявляя о четкости своих позиций по тем или иным положениям российской внешней политики, обрекает себя на сложное будущее. Именно Церкви сегодня, с учетом ее роли для людей русского мира, предписано нести обломки разваленной империи, поддерживать хотя бы относительную жизнеспособность ее идейного имперского содержимого. Решительность московского патриаршего центра в оценке процессов in Urbe et Orbe заставит многочисленных международных контрагентов принять выжидательную стойку и ждать в области русской церковной политики хотя бы малейшей осечки. Особенно по щепетильным вопросам, таким, как экзистенциальный выбор православных верующих Южной Осетии и Абхазии. Терпение последних периодически не выдерживает, их желание оторваться от Грузии и примкнуть к Русской церкви пытается прорваться сквозь деликатные гладкие, подчеркнуто нейтралитетные оговорки московских церковных дипломатов. Абхазо-югоосетинский вопрос - один из ближайших тест-драйвов для крепнущей, набирающей обороты церковной пневмополитики. Едва ли сегодня кто-то будет спорить с тем, что ракурс его разрешения окажет прямое воздействие на контуры и цвета на политической карте Северного Кавказа ближайших десятилетий.

Елена Жосул

 
След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения