Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Посол Ирана принял участие в заседании ЦКИ по исламской политической социологии Версия для печати Отправить на e-mail
31.03.2009

Социологию исламской политической мысли обсуждали 31 марта на заседании Центра консервативных исследований. Специальным гостем мероприятия стал посол Ирана Махмуд Реза Саджади. Его участию в обсуждении предшествовало общение со студентами Социологического факультета МГУ , при котором и был создан ЦКИ.

Ключевой доклад, открывший дискуссию, сделал руководитель Центра профессор Александр Дугин. Его выступление было посвящено влиянию шиизма на политическую идеологию Ирана. Дугин отметил, что она имеет эсхатологический, глубоко сакральный характер. По его словам, религиозную бескомпромиссность Тегерана можно сравнить с израильской политической реальностью, схожей своим радикальным консерватизмом с иранскими шиитами. 

Вместе с тем профессор отметил, что не весь ислам солидарен с эсхатологией Ирана. Он разделил мусульман на два полюса, одним из которых является шиизм, а другим ваххабизм. Помимо догматических различий эти два течения в Исламе представляют две разные структуры общественного устройства. Ваххабизм по Дугину имеет сетевую детерриторизированную форму, в то время как шиизм глубоко пространственное явление, привязанное к конкретным географическим регионам. Отметим, что ранее в рамках Нового университета проводился конгресс по Иудаизму, где мыслить впервые озвучил теорию сетевых и пространственных народов. Самым ярким примером сетевого общества он назвал евреев. При этом он отмечал, что их детерриторизованность и позволила им перенести многочисленные гонения на протяжении всей истории существования народа.

Особое внимание Дугин уделил геополитике шиизма. В частности, по его словам, в последнее время на Ближнем Востоке наблюдается рост влияния этого исламского течения. Дугин считает, что Ирану и России нужно использовать это для своих позиций в регионе. Одной из стран, на которую таким образом предложил повлиять профессор, стал Азербайджан. Оно отметил, что в этой стране проживает большое количество шиитов, однако светский характер ее политического устройства сейчас используется такой же светской Турцией и во многом США. То есть геополитическими противниками Ирана.

После Дугина слово взял его заместитель Павел Зарифуллин. Его речь была посвящена четвертой политической теории (4ПТ), особому проекту Центра консервативных исследований. Этой идее был посвящен специальный Евразийский интеллектуальный конгресс, который проходил в ноябре и декабре минувшего года. Зарифуллин тогда предложил рассматривать 4ПТ в контексте политического устройства Ирана и важности использования опыта этой страны для формулирования новой универсальной идеологии. По словам заместителя руководителя ЦКИ, исламская революция 1979 года сумела провести модернизацию в стране без потери идентичности ее народа и отказа от традиционных ценностей. Зарифуллин отметил, что высший духовный авторитет в Иране прекрасно сочетается с гражданским обществом и демократическими институтами. При этом духовный авторитет все же имеет некоторое административное преимущество, вплоть до права сместить избранного народом президента, если он не отвечает национальным интересам страны.

С докладами также выступили иранист и глава международного отдела Евразийского движения Александр Кузнецов, главный специалист Российского государственного архива социально-политической истории Александр Репников, философ и этнолог Владимир Карпец и эксперт Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования Вардан Багдасарян.

Кузнецов, известный в России переводами текстов Анри Корбэна об исламе, посвятил свой доклад «метафизике Махди и его влиянию на политическую мысль Ирана». Речь Репникова была обращена к русским консерваторам прошлого столетия и их взаимоотношению с исламом. Карпец озвучил значение ислама в его давней разработке о наследии меровингов на Руси. И в заключение со своей речью выступил Багдасарян.

По словам посла Ирана, комментировал выступления ученых, он не представлял, что в России изучают политическую культуру его страны на таком высоком уровне. Саджади и Дугин договорились о формировании российско-иранского экспертного сообщества, которое бы занималось оценкой влияния друг на друга двух стран, а также осуществляла интеллектуальный обмен. Дипломат отметил, что это в условиях подъема иранского научного сообщества этот проект является крайне актуальным.

 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения