Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Революция в XXI веке: анонс семинара Версия для печати Отправить на e-mail
04.02.2011
Революция в XXI веке: анонс семинараЦентр Консервативных Исследований и Кафедра социологии международных отношений представляют серию еженедельных интеллектуальных семинаров социологического факультета МГУ под руководством профессора А.Г. Дугина.

9 февраля в 16.00 состоится семинар на тему «Революция в XXI веке».

Прямая трансляция семинара на сайте  www.evrazia.tv.

Основной доклад на тему «Возможность революции в условиях Постмодерна (пост-политики)» сделает профессор А.Г. Дугин.

Также будут представлены следующие доклады:

· «Общество ритуала и общество спектакля: к сакральному искусству. Жорж Дютуи и левая мысль» - аспирант кафедры социологии международных отношений социологического факультета А.Л. Бовдунов;
· «Неомарксизм в Латинской Америке:  четвертое измерение марксизма и революционный террор; политический индигенизм; социализм XXI века; влияние троцкизма» - главный редактор портала «Геополитика.ру», ведущий эксперт Центра геополитических экспертиз Л.В. Савин;
· «Возможность революции (по Марксу) в условиях Постмодерна» - аспирант кафедры социологии международных отношений социологического факультета А.В. Коваленко.

Тезисы доклада профессора А.Г. Дугин «Возможность революции в условиях Постмодерна (пост-политики)»:

Часть 1. Морфология и семантика Революции

  1. Революция – это исторический эмпирический феномен. Революции бывают. Нет такой системы, в которой не могло бы свершиться революции. Это всегда открытая возможность.
  2. Революции бывают в разных сферах – политике, обществе, религии, науке. Это не только политический феномен. Революция это феномен человеческий, антропологический. Революция есть часть человеческой идентичности. Человек несет в самом себе возможность революции. Это одно из его измерений. По Арнольду Геллену человек есть Mangelwesen, то есть существо, определяемое тем, что ему чего-то не хватает. Эта коренная недостаточность человека как вида делает его носителем революции. Революция есть именно человеческий феномен – в природе нет революций.
  3. Как определить революцию? Революция есть радикальная, резкая и брутальная смена существующего порядка вещей. В науке Т. Кун говорил о «научных революциях», смысл которых в «смене парадигм». Любой порядок имеет в своей основе парадигму. Часто эта парадигма не осознается носителями порядка, но она всегда есть. Революционеры метят не в носителей парадигмы, а именно в парадигму. Поэтому революционеры всегда задаются более глубокими и острыми вопросами относительно парадигмы, нежели консерваторы. Революция основана на критике системы и системной парадигмы. Смена парадигмы более существенная сторона революции, нежели восстание, свержение, декреты, насилие и т.д. В революции главное не техническое осуществление, но ее парадигмальное обоснование.
  4. Посмотрим на чисто политические революции. Они бывают идеологически разными – левыми, правыми, буржуазными, социалистическими, феодальными, династическими, с религиозным компонентом или без него. Но всегда они делаются элитами. Никогда не массами. Парето это ясно показал. В основе революции лежит противостояние элиты и контрэлиты. Контрэлита – это люд активного пассионарного типа, которым не находится места во власти, которых отторгает правящая элита. Они собираются, группируются, консолидируются и начинают войну с элитой. Если их изоляция и маргинализация радикально, то тем более радикальной будет их вызов Системе, тем глубже парадигмальная критика.

Часть 2. Революция и Модерн вызов Консервативной Революции

  1. Эпоха Модерна вышла из Революции и очень благосклонно к ней относилась. Революция есть утверждение «нового», а «новое» является одной из приоритетных ценностей Модерна. Модерн построен на Революции, из нее вытекает.
  2. Модерн любит революцию не за ее содержание, но как общий тренд к смене парадигм. Он любит революцию как таковую, независимо от того, каков ее семантический модуль. Поэтому до определенного момента либералы и их противники социалисты и коммунисты находились в общем тренде: их объединяла революция против консерватизма.
  3. Первое преткновение было в форме Консервативной Революции. Тут мы видим своего рода вирус. Революция как новое, как смена парадигм, как «прогресс», но лишь для того, чтобы вернуть старое или вообще очень старое. Т. Манн, А.М. ван ден Брук, Э. Юнгер, К. Шмитт. На практике это действует прекрасно – один из самых легких путей модернизации (исторически) КР-модернизация. Но концептуально, это сбой. Модерн завис от КР. Именно рефлексией на это зависание является Франкфуртская школа и предложение «мыслить от Аушвица». А это значит, мы выходим на постмодерн.
  4. Кризис Октябрьской Революции – второй момент (за КР). В СССР опознали национал-большевизм. Это значит – КР. То есть Модерн (либералы) решили, что это была Революция в пользу холизма, а не индивидуализма и модернизации.
  5. В результате к 90-м годам ХХ века идея Революции исчерпалась. Ж. Дюран проницательно говорил об «изношенности мифа», usure du mythe.  Миф Прометея сточился, истерся. Модерн закончился, и с ним  закончились эпоха Революций. Революция износилась.

Часть 3. Революция и постмодерн

  1. Каково место Революции в постмодерне? Это вопрос. В постмодерне нет места наивному модерну. Значит, революция Постмодерна это не наивная революция. Но если Революция наивна, значит цинична. А еще значит - поддельна, фиктивна, инструментальна. А еще значит – симулякр революции. Мы имеем дело с дублем Революции. То есть со сменой парадигмы, которая не является сменой, а лишь имитирует ее. Если революции нет, то порядок остается старым. Но если мы имеем дело с симулякром Революции, то порядок становится новым, оставаясь старым.
  2. Че Гевара – это агент по рекламе сотовых телефонов. Майка с Че, что значит? Она значит симулякр Революции.
  3. Постмодерн уверен, что ничего нового больше быть не может. Постмодерн не верит в новое, он верит в «новенькое». То есть он верит в Камеди клаб, в который верить невозможно.
  4. Революция в постмодерне концептуально невозможна, но не возможен и консерватизм.
  5. Может быть КР в том сыграла свою роль: из страха перед К забанили Р.

Часть 4. Революция в современной России

  1. Революция возможна там, где есть порядок и парадигма порядка. Если в современной России порядок и парадигмы, и если есть, то каковые они? Это тема отдельного обсуждения. Но, не ответив на этот вопрос, мы не сможем ответить на вопрос о Революции. Если Россия есть Модерн, то в ней революция возможна, как альтернативная модель и вера в новое. Если Россия уже постмодерн, то Революция в ней невозможна, так как все будет заведомо симулякром.
  2. Но Россия археомодерн. Это значит, что она ни Постмодерн, ни Модерн, ни Архаика. Это больное общество с патологическим рассогласованием элит и масс, идей и тел, концептов и практик. Археомодерн и есть парадигма современной России и ее порядок.
  3. Поэтому Революция в России есть вектор, направленный против Археомодерна. Этот вектор может быть вектором излечения, а может быть и уничтожения. Излечение возможно, если согласовать «модерн» с «архе». Это значит русская КР. Уничтожение возможно с позиции «модерна» (которого, кстати, уже нет на Западе), уничтожающего архэ (русский народ). То есть Революция в России возможна с двух сторон: в сторону Запада (модернизация) и в сторону русского ядра (архаизм, национализм, радикальный консерватизм).
  4. В условиях постмодерна эти две Революции рискуют стать жертвами симулякров. Псевдо-модернизация и псевдо-консерватизм. Постмодерн гасит Революцию.
  5. Поэтому для успеха осуществления Революции в современной России необходимо научиться различать Модерн и Постмодерн. Это есть императив современного революционного диакризиса.

Часть 5. Консервативная Революция в современной России. Холизм

  1. После всего остается описать структуру излечения Археомодерна, то есть ядро будущей русской КР.
  2. Она состоит в сочетании архаических ценностей (включая теологию) и социальных стратегий. Здесь лучше всего подходит не Маркс, но Дюмон. КР – это холизм. Дюмон говорит о социологии, как о более  холистской методологии и идеологии, чем марксизм. То есть КР в России должна быть социологической. Холизм (целое больше частей) есть высший ее лозунг.
  3. Что значит холизм в политике? Цельность (славянофилов), антилиберализм, антииндивидуализм, соборность, Церковность, державность, народность. Отсюда верность исторической FATA. У русских есть судьба, она идет через нас. Мы не знаем о ее невидимой стороне, но именно она ведет нас сквозь века. FATA как целое. Отсюда традиция, обычаи, языки, культура.
  4. Что значит холизм в экономике? Уничтожение либерализма, государственный контроль над крупным частным сектором, разгром и национализация частных монополий, корпоративизм, солидаризм, Сисмонди, Кейнс, в радикальном случае Сильвио Гезелль. Эзра Паунд Кантос. Главное: перейти от экономики к политики и обществу. Отношения между людьми важнее, чем отношения между индивидуумом и предметом (частной собственностью).
  5. В новой российской КР сочетаются правое и левое. Для холизма это неважно.
  6. Это вектор в будущее.

Начало в 16.00. Социологический факультет, ауд. 408. Для прохода необходима предварительная регистрация.

Справки по телефону (495) 939-27-45.

 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения