Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Четвертая политическая теория и модернизация российского общества: итоги семинара Версия для печати Отправить на e-mail
14.12.2010

Четвертая политическая теория и модернизация российского общества: итоги семинараОчередной семинар Центра консервативных исследований  на тему «Четвертая политическая теория и модернизация российского общества» был проведен 30 ноября 2010 года на Социологическом факультете МГУ.

Главной проблемой, на которой сконцентрировали свое внимание участники семинара, используя философскую и социологическую аксиоматику, был ввод в контекст и рассмотрение контуров и содержания политической теории, которая в след за тремя теориями – продуктами идеологий Модерна, условно называется Четвертой, а также формирование и проблематика становления этой теории в исторической перспективе для российского общества и в целом. По мнению участников обсуждения, эта тема становится особенно интересна в посткризистный период в связи с крушением последней из существовавших модернистических теорий – теории либирализма и как никогда приобретает актуальность в контексте Постмодерна, открывая Четвертую политическую теорию как одну из перспектив, приходящую вслед идеологиями модернизма.

Главный доклад.

Основной доклад на тему «Четвертая политическая  теория и принцип реверсивности. К философии политических форм» прочитал профессор А.Г. Дугин. В своем докладе профессор высказал следующие положения:

1.     Три политические теории были продуктами идеологии Модерна. Они были основаны на топике прогресса. Прогресс подразумевает ирреверсивное время, поступательное развитие. Прогресс есть ортогенез и монотонный процесс. Так или иначе они основываются на философии Гегеля. По Гегелю смысл истории в том, что Абсолютный Дух, отчуждается, потенцирует себя в субстанцию, которая диалектически воплощается в историю, пока не станет Просвещенным обществом, просвещенной Монархией. Маркс принял эту топику, и через Кожева и Фукуяму ее приняли либералы. В национал-социализме гегельянство было воплощено в концепции финального Райха (Третий Райх как Третье царство Иоахима де Флора) и в социал-дарвинизме (естественный отбор Дарвина, перенесенный на общество и расы). Социал-дарвинизм присущ и либерализму в духе Г. Спенсера. Все три идеологии Модерна оперирут с ирреверсиным временем и однонаправленной историей. Они все признают имплицитно абсолютный императив модернизации. Модернизация может быть либо либеральной, либо коммунистической, либо нацистской (успехи Гитлера в модернизации Германии 30-х – ярчайший пример нацистской модернизации и ее эффективности).

2.     4ПТ является нон-модернистской теорией. Вслед за Бруно Латуром можно сказать, «мы никогда не были современными». Аксиомы Модерна хороши тем, что они никем не выполняются. И постоянно зрелищно самоотрицаются практикой. 4ПТ отбрасывает ирреверсивность истории. Теоретически это прекрасно обосновали Ж. Дюмезиль с его антиэвгемеризмом и Ж. Дюран. О социологии и морфологии времени я много писал в книгах «Постфилософия», «Социология воображения», «Социология русского общества». Время явление социальное, его структуры связаны не со свойствами объекта, а с доминациями социальных парадигм, так как сам объект назначается обществом. В обществе Модерна время ирреверсивно, прогрессивно и однонаправленно. В других обществах – совсем не обязательно. Есть общества с отсутствующим временем, есть с циклическим, есть со временем регресса. Поэтому для 4 ПТ политическая история мыслится в топике плюральности времен. Сколько обществ, столько и времен.

3.     4ПТ не просто отбрасывает прогресс и модернизацию. Она рассматривает их релятивно, в привязке к конкретной исторической, социальной и политической семантике. Прогресс и модернизация -- реальность, но относительная, а не абсолютная. Речь идет об этапе, а не о абсолютной тенденции. Поэтому 4ПТ предлагает альтернативную версию политической истории, основанную на систематизированном окказионализме. К. Шмитт подошел к этому. В том же духе рписал и Ф. Бродель и вся школа анналов. Рассматривая политические трансформации общества, мы помещаем их в конкретный семантический контекст – истории, религии, философии, экономики, культуры, с учетом этнической и этносоциологической специфики. Это требует новых классификаций социальных и политических изменений. Изменения принимаются, но в универсальную шкалу, которая была бы «судьбой» всех обществ, они не помещаются. Это дает нам политологический плюрализм.

4.     4ПТ оперирует с обратимым временем, зависящим от общества. С точки зрения Модерна, возврат от следующей фазы к предыдущей невозможен. С точки зрения 4ПТ, возможен. Поэтому тезис Бердяева о «Новом Средневековье» вполне адекватен. Общество может быть построено различно и перестроено различно. Показателен опыт 90-х: в СССР все были убеждены, что социализм следует после капитализма В 90-е годы мы увидели, что бывает и иначе: капитализм следует за социализмом. Теперь же в России вполне может наступить феодализм, рабовладельческое общество, но так же и коммунизм или первобытно-общинный строй. Тот, кто смеется, тот в плену Модерна и его гипноза. Признав реверсивность политического и исторического времени, мы получаем новый взгляд на политологию (политологический плюрализм) и открываем новые горизонты идеологического конструирования.

5.     4ПТ конструирует (и реконструирует) общество за пределами аксиоматики Модерна. Поэтому в 4ПТ могут быть взяты элементы различных политических форм, которые должны быт рассмотрены вне временной шкалы. Есть не этапы и эпохи, но именно формы – преконцепты и концепты. В этом смысле теологические конструкции, архаика, кастовая система и иные аспекты традиционного общества фигурируют в качестве возможных вариантов наряду с социализмом, кейнсианством, свободным рынком, парламентской демократией или «национализмом». Все это – просто формы, и ни одна из них не должна быть соотнесена с подразумеваемой топикой «объективного исторического времени», такого времени нет, если «историческое», то уже не «объективное».

6.     Сюда же вопрос о Дазайне. Дазайн – это субъект 4ПТ. Дазайн получается путем очищения экзистенциальной фактичности от онтологических надстроек. Дазайн и есть то, что конституирует время. В топике Дюрана, время конституируется траектом. Траект/Дазайн не функция от времени, время – функция от траекта/дазайна. Поэтому в 4ПТ время это то, что конституируется политикой. Время есть категория политическая. Политичеcкое время это преконцепт политической формы.

7.     Для 4ПТ открывается уникальный горизонт: если принцип реверсивности времени будет осмыслен, то можно не просто выстроить проект будущего общества, можно выстроить целый спектр проектов будущего общества, то есть преложить нелинейную стратегию конституируемого мира.

8.     4ПТ не есть приглашение к возврату к традиционному обществу, то есть не есть консерватизм. В хронологчисеком прошлом есть много того, что вызывает симпатию, и то, что не вызывает ее. Точно также формы традиционного общества различны. И наконец, этносоциолоические матрицы и контексты разных контемпоральных обществ различны. 4ПТ не должна навязывать здесь никому ничего. Она должна действовать постепенно: если удатся настоять на реверсивности и на дазайне как субъекте 4ПТ будет сделано самое главное, будет расчищено пространство для прекоцептов. В этом пространстве – реверсивности и дазайна/траекта – можно очертить несколько преконцептов, то есть несколько политичисеких времен, каждое из которых может интегрироваться релятивно в конкретное издание политического проекта, построенного по правилам 4ПТ.

Вспомогательные доклады.

В своем докладе «Реверсивность политического устройства: Россия и архаизация» - директор Центра геополитических экспертиз В.М. Коровин изложил следующие тезисы: 1. Первый слой – этнос. Его власть – общинная модель. Второй – народ – монарх, соборная демократия. Третий – нация, президент, парламент, правительство с переходом в гражданское общество. Далее – эксцентрум – глобальное общество, единое (мировое правительство). 2. В обществе Модерна время ирреверсивно, прогрессивно и однонаправленно. Этническое социальное устройство должно сменить народное, государственное, гражданское и глобальное. Борис Ельцин был последним президентом гражданского общества, либеральным, западником. Следующим шагом должно было стать вхождение России в глобальное общество. 3. Сбой. Приход Путина. Путин остановил транснационализацию России и закрепил гражданский статус власти. Он остановил однонаправленное развитие институтов власти в России.  4. Медведев заговорил о модернизации. Логично предположить модернизацию власти. Но Путин заговорил о консерватизме, и это отрывает возможность реверсивности истории развития власти. 5. В России сосуществуют все слои – от этноса до глобализированных бесполых комьюнити. Принятие форм власти приемлемых для одних, означает насилие над другими.  6. Четвертая политическая теория должна быть плюральна, иначе она будет похожа на предыдущие три. Насилие допустимо, но только для тех, кто считает насилие допустимым. 7. Выход – в реверсивности политического устройства. Это снимает опасность прекращения существования суверенной России. 8. Плюральность социального устройства открывает плюральность сосуществования форм власти. Архаизация возможна, ибо она уже легитимизирована остановкой Путина. 9. Таким образом – архаизация власти – это выход. Все слои общества получают свои формы власти, при этом Россия сохраняется как субъект, но она представлена и на уровне эксцентрума, т.е. не закрыта.

Из доклада главного редактора портала "Геополитика.ру" и ведущего эксперта Центра геополитических экспертиз Л.В. Савина на тему "Хайдеггер и политическая антропология: Dasein как субъект Четвертой политической теории" можно выделить следующие мысли: Политическая антропология как критика западноцентризма - явления западной мысли в сфере политики. Хайдеггер и концепция времени: Бытие и события. Методология Хайдеггера как помощь в рассмотрении системы государственной власти. Нигилизм как бездействие в российской политике. К. Леви-Стросс и Ж. Деррида как последователи Хайдеггера в критике западноцентризма. Хайдеггер о взаимоотношении мысли, слова и бытия. Восточное православие и русская модель времени. Понятие "присутствия" и "царствования" у Хайдеггера по отношении к власти. Формирование модели 4ПТ в будущем.

Далее  аспирант кафедры социологии международных отношений социологического факультета МГУ А.Л. Бовдунов в своем докладе «Социология зимнего ветра: Коллеж социологии и четвертая политическая  теория» изложил следующее: Коллеж социологии, под таким названием известен уникальный кружок существовавший в Париже не менее двух лет, с 1937 по 1939 год. В мероприятиях этого объединения принимали участие выдающиеся интеллектуалы, точки зрения которых на многие вопросы существенно расходились, это и Жорж Батай, и Роже Кайуа, и Денни де Ружмон, и Пьер Клоссовски, и Мишель Лейрис, и Жан Полан и многие другие. Прежде всего, надо отметить, что Коллеж ставил перед собой не только научные, но и политические цели. Ранее, в 1935 году один из будущих основателей Коллежа Жорж Батай вместе с группой своих единомышленников обозначил свою позицию довольно прямо как «радикально противостоящих фашисткой агрессии, безоговорочно враждебных господству буржуазии, неспособных доверять коммунизму». В поисках четвертого пути Коллеж обращается к проблеме сакрального, для того, чтобы «определить точки соприкосновения между навязчивыми фундаментальными тенденциями индивидуальной психологии и направляющими структурами, которые возглавляют социальную организацию и руководят революциями ». Современное общество – сходно с обществом животных,  в нем сакральное пребывает на грани исчезновения. Оно, значит, уже не в полной мере человеческое. Сакральное – это и то, за что можно и нужно умереть. И именно отсутствие такого в современном обществе беспокоит социологов. Обезглавливая, редуцируя сакральное, общество, встает на путь саморазрушения, аномии, преступлений. В этом первое возражение против фашизма, где он престает закономерным воплощением развития всей западной цивилизации, воплощением кризиса общества, где наиболее ярко предстают итоги его десакрализации. Фашизм корневым образом связан со всей историей Запада и есть закономерный результат интеллектуального и духовного обнищания его. Третья политическая теория оказывается уловкой, обманом, в ней порывы сакрального, в наиболее примитивной их форме, становятся инструментом тех сил, что ответственны за десакрализацию.

В докладе «Нон-модернизация Бруно Латура: к Конституции Четвертой политической теории» научного сотрудника кафедры социологии международных отношений П.А. Канищева речь пошла о Бруно Латуре и о его взглядах: Антропологическая модель Модерна представляет собой определенного рода «гуманизм», постулирующий рождение нового человека как субъекта, принципиально отделенного от внешних объектов (вещей, предметов, животных). Область сакрального, при этом, и вовсе выносится Модерном за скобки. Учреждение новой антропологии и нового (современного) человека автоматически первоначально означает фиксацию всего не-нововременного, не модернизированного, не современного в качестве не-человеческого, а значит либо объектного (природного, раз и навсегда отделенного от человека – и не подлежащего модернизации), либо гибридного, а значит архаического и подлежащего модернизации. Таким образом, Модерн разрубает реальность, ранее представлявшую собой сложное (относительно для различных обществ) единство на социальное (человеческое, субъектное) и природное (объектное). Собственно, Модерн и есть – непрерывное разделение, дифференциация. Данная онтологическая картина, реализована в том, что Латур называет Конституцией Нового Времени, которая представляет собой вовсе не политическую конституцию, а «определение людей и не-человеков, их особенности и отношения, компетенции и их объединения».  Латур формулирует смысл Конституции в виде трёх гарантий, призванных оградить нас от парадоксальной взаимной и одновременной трансцендентности и имманентности человека по отношению к природе и обществу. Отдельно Латур останавливается на критике т.н. Первого Просвещения как нового этапа конструирования гибридов.

Последним свой доклад на тему "Кризис политических теорий Модерна в свете торжества технологии над идеологией. Проблема идеологически мотивированого действования" представил к.б.н, старший научный сотрудник ИФ РАН С.А. Строев. Основными мыслями высказанными в докладе были следующими: 1. Проблема исчерпанности политических идеологий. Необходимость «мозгового штурма». 2. Не кризис идей, а кризис действования. Проблема торжества политтехнологии и инструментальность идеологий. В чём отличие от ситуации Модерна? 3. Значение развития СМИ с учётом атомизации общества и распада социальных связей в силу урбанизации. Феномен массы. Отличие массы мобилизованной от массы развлечённой. 4. Успехи психофизиологии. Павлов, бихевиаристы, НЛП. Манипуляция как технология. 5.  «Неизбежность» коллапса капитализма и его избежание путём виртуализации. Виртуализация производства. Создание управленческих мыслеформ как основное содержание труда в постиндустриальном обществе. Отказ от золотого эквивалента. «Неограниченные» деньги как инструмент власти и мутация природы рынка: безвозмездное присвоение вместо обмена. Тотальность рыночных парадигм как предпосылка тотальности власти. 6. Суммирование предпосылок: СМИ и политтехнологии в парадигме рынка. Приватизация государства и конец суверенных наций. Партии как брэнд-рантье на ниточках медиакратии. Между имитацией и маргинализацией. Невозможность свободного идейно мотивированного социального действия, разрыв между идеологией и реальным бытованием политических структур. Обессмысленность слова. 7. Возможен ли феномен «политической теории» (большой идеологии) вне Модерна? Ключевой вопрос для Четвертой политической теории: возможно ли и каким образом идеологически мотивированное действие вне поля политтехнологической манипуляции?

Прения.

По завершении докладов состоялись прения. И были высказаны следующие комментарии и замечания.

Вопрос из зала: Экономическая составляющая трех политических теорий Модерна: свободный рынок - гос. планирование, частная собственность - государственная собственность и их вариации для каждой из теорий. Экономическая модель для 4ПТ, на сколько она взаимосвящана с моделями предыдущих трех политических теорий?

А.Г. Дугин: Экономика как продукт профанного общества. Ревирсивный взгляд на экономику с точки зрения 4ПТ. Отсутствие экономики  как аксиома 4ПТ.

Вопрос из зала: Однонаправленность времени в Модерне и синхронизация цели для общества в материальной плоскости. Каковы цели и ценности 4ПТ?

А.Г. Дугин: Ценностный базис 4ПТ. Сикулярные и материалистические идеологии и линейное время. Теория реверсивного времени для 4ПТ. 4ПТ как формула гуманизма и свободы - высшая форма реверсивности. Либерализм как самая антигуманная и бесчеловечная идеология, его преодоление и переход к 4ПТ.
 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения