Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Без ортодоксии: Консерватизм с человеческим лицом Версия для печати Отправить на e-mail
18.09.2009

На днях в сте­нах фи­лософ­ско­го фа­куль­те­та СПбГУ сос­то­ялась пре­зен­та­ция но­вой кни­ги Алек­сан­дра Дуги­на «Чет­вертая по­лити­чес­кая те­ория» и пер­во­го но­мера жур­на­ла кон­серва­тив­ной мыс­ли «Рус­ское вре­мя» .На днях в сте­нах фи­лософ­ско­го фа­куль­те­та СПбГУ сос­то­ялась пре­зен­та­ция но­вой кни­ги Алек­сан­дра Дуги­на «Чет­вертая по­лити­чес­кая те­ория» и пер­во­го но­мера жур­на­ла кон­серва­тив­ной мыс­ли «Рус­ское вре­мя» .

Заказ Пути­на и Мед­ве­дева

Алек­сандр Гели­евич на­чал встре­чу с пре­зен­та­ции Цен­тра кон­серва­тив­ных ис­сле­дова­ний — об­ще­рос­сий­ской ис­сле­дова­тель­ской ор­га­низа­ции, це­лями ко­торой яв­ля­ют­ся раз­ви­тие и ста­нов­ле­ние кон­серва­тив­ной иде­оло­гии в Рос­сии.

«На са­мом де­ле, Центр кон­серва­тив­ных ис­сле­дова­ний за­думан как очень ши­рокий, от­кры­тый про­ект, в ко­тором пре­об­ла­да­ют кон­серва­тив­ная идея и взгляд на кон­серва­тизм как на спе­цифи­чес­кий под­ход к со­ци­аль­ным, по­лити­чес­ким, куль­тур­ным и фи­лософ­ским ас­пектам. Но взгляд сво­бод­ный от то­го, что­бы мы ут­вер­жда­ли мо­нопо­лию на кон­серва­тизм и, бо­лее то­го, что­бы мы да­вали ка­кие-то од­нознач­ные, чет­кие от­ве­ты на воп­рос, что же та­кое кон­серва­тизм.

Пер­вый но­мер жур­на­ла «Рус­ское вре­мя» пол­ностью пос­вя­щен оп­ре­деле­нию то­го, что мож­но наз­вать кон­серва­тиз­мом, кон­серва­тив­ным под­хо­дом, кон­серва­тив­ной мыслью.

Самое прос­тое по­нима­ние кон­серва­тиз­ма — са­мое об­щее и хо­тя бы нап­равля­ющее — он не яв­ля­ет­ся ор­то­док­саль­ным ли­бера­лиз­мом и не яв­ля­ет­ся ор­то­док­саль­ным ком­му­низ­мом. Вот на этой от­ри­цатель­ной де­фини­ции и пос­тро­ен ос­новной прин­цип на­шей ра­боты».

В сво­ей ре­чи Дугин зат­ро­нул «ли­бераль­ную па­радиг­му» и наз­вал ее глав­ное от­ли­чие от кон­серва­тор­ских взгля­дов:

«Дело в том, что ли­бера­лизм пред­став­ля­ет со­бой со­вер­шенно за­кон­ченную, мно­гомер­ную сис­те­му. Либе­рализм име­ет оп­ре­делен­ную па­радиг­му (а она глуб­же, чем иде­оло­гия), ко­торая опе­риру­ет кон­цептом отож­дест­вле­ния кар­те­зи­ан­ско­го субъ­ек­та с ин­ди­видом. Понят­но, что кар­те­зи­ан­ский субъ­ект мо­жет быть рас­шифро­ван го­раз­до ши­ре, вве­дение это­го субъ­ек­та бы­ло но­ваторс­твом в фи­лосо­фии но­вого вре­мени. А вот его ат­ри­буция или ло­кали­зация — это воп­рос го­раз­до бо­лее слож­ный.

Либе­раль­ная па­радиг­ма при­водит субъ­ек­та к ин­ди­виду. Кон­серва­тизм сра­зу же, с по­рога, го­ворит: «Нас не удов­летво­ря­ет ло­кали­зация субъ­ек­та в ин­ди­виде, для нас субъ­ект на­ходит­ся вне ин­ди­виду­ума», ес­ли он во­об­ще где-то на­ходит­ся, по­тому что не каж­дый кон­серва­тизм при­нима­ет кар­те­зи­ан­ские идеи об ин­ди­виду­уме.

Так вот, с фи­лософ­ской точ­ки зре­ния, ког­да мы го­ворим, что кон­серва­тизм — это не ли­бера­лизм, мы ука­зыва­ем на то, что не приз­на­ем отож­дест­вле­ния субъ­ек­та с ин­ди­виду­умом. Мы ли­бо ищем в дру­гом мес­те, ли­бо ста­вим под воп­рос кар­те­зи­ан­скую фи­лосо­фию и бро­са­ем вы­зов, как не­кото­рые пред­ста­вите­ли тра­дици­она­лиз­ма, — а это фор­ма кон­серва­тиз­ма, — все­му но­вому вре­мени как та­ково­му.

Поче­му кон­серва­тизм от­бра­сыва­ет ле­вую, мар­ксист­скую па­радиг­му? Пото­му что в ней в рам­ках фи­лосо­фии но­вого вре­мени идет отож­дест­вле­ние субъ­ек­та с клас­сом.

Кон­серва­тизм, та­ким об­ра­зом, от­бра­сыва­ет идею как ли­бераль­ной, так и ком­му­нис­ти­чес­кой па­радиг­мы. Что же ос­та­ет­ся? На са­мом де­ле, ос­та­ет­ся мно­го че­го. Если мы вый­дем за рам­ки пре­об­ла­да­ющих по­лити­чес­ких иде­оло­гий и фи­лосо­фий 20-го ве­ка, ко­торы­ми бы­ли ли­бера­лизм и мар­ксизм, то пе­ред на­ми от­кры­ва­ет­ся ог­ромное ко­личес­тво ати­пич­ных по­лити­чес­ких фи­лосо­фий, не ук­ла­дыва­ющих­ся в па­радиг­му ли­бера­лиз­ма и ком­му­низ­ма.

Такая раз­мы­тость и не­оп­ре­делен­ность по­нятия кон­серва­тиз­ма не поз­во­ля­ет вы­пол­нить за­каз пре­зиден­та Мед­ве­дева и премь­ера Пути­на о раз­ра­бот­ке кон­серва­тив­ной иде­оло­гии как ве­дущей иде­оло­гии стра­ны. Если да­же мы — лю­ди, ко­торые глу­боко за­нима­ют­ся этим воп­ро­сом, — не мо­жем прий­ти к од­нознач­но­му от­ве­ту на не­го».

Вспо­миная Ниц­ше

Во вто­рой час­ти кон­фе­рен­ции Алек­сандр Гельевич пе­решел к сво­ей но­вой кни­ге — «Чет­вертая по­лити­чес­кая те­ория».

«В рам­ках Цен­тра кон­серва­тив­ных ис­сле­дова­ний мы про­води­ли очень ин­те­рес­ный кон­гресс, в два эта­па, с учас­ти­ем Евра­зий­ско­го со­юза мо­лоде­жи и за­рубеж­ных кол­лег — по­лито­логов, фи­лосо­фов и со­ци­оло­гов. Но луч­ше все­го оп­ре­дели­ли смысл чет­вертой по­лити­чес­кой те­ории ди­зай­не­ры из­да­тель­ства «Амфо­ра».

На об­ложке кни­ги изоб­ра­жен квад­рат, раз­де­лен­ный на че­тыре час­ти. Тут мы ви­дим дол­лар — это сим­вол ли­бера­лиз­ма. Здесь изоб­ра­жен серп и мо­лот — это вто­рая те­ория, ком­му­низм. Вот третья по­лити­чес­кая те­ория — фа­шизм, в квад­ра­те на­рисо­вана фас­ция. А вот чет­вертая по­лити­чес­кая те­ория изоб­ра­жена не ка­ким-то кон­крет­ным сим­во­лом, а в ви­де воп­ро­ситель­но­го зна­ка.

Вся по­лити­чес­кая ис­то­рия 20-го ве­ка изоб­ра­жена в этих трех ячей­ках, это не абс­трак­ции — за эти­ми зна­ками мил­ли­оны, ре­ки кро­ви, взле­ты и про­валы эко­номи­ки, мно­гочис­ленные жер­твы. Тут вспо­мина­ет­ся Ниц­ше, ко­торый го­ворил: «Я пред­ви­жу вре­мя, ког­да лю­ди бу­дут вес­ти на­ибо­лее ожес­то­чен­ные вой­ны не за ма­тери­аль­ные бла­га и ре­сур­сы, а за идеи». Если пос­мотреть на ис­то­рию 20-го ве­ка, то оче­вид­но, что эти сло­ва наш­ли ре­аль­ное воп­ло­щение. Три иде­оло­гии, ко­торые под­го­тав­ли­вались в 19-м ве­ке, в 20-м схлес­тну­лись в са­мом кро­вавом и са­мом дра­мати­чес­ком эпи­зоде но­вой ис­то­рии — Вто­рой ми­ровой вой­не.

Иде­оло­гичес­ки 20-й век толь­ко за­кан­чи­ва­ет­ся, хо­тя ка­лен­дарно он за­кон­чился 9 лет на­зад. Мы до­жива­ем 90-е го­ды, и по­ка в на­шем соз­на­нии еще не нас­ту­пил ко­нец это­го ве­ка. По­это­му кни­га не рас­ска­зыва­ет вам о том, что та­кое чет­вертая по­лити­чес­кая те­ория. Кни­га — о её нез­на­нии и о не­об­хо­димос­ти мыс­лить о ней».

«Полит-гра­мота» за­да­ет воп­ро­сы: сто­ит ли вес­ти речь о не­ко­ей чет­вёртой по­лити­чес­кой те­ории; ка­кова, на ваш взгляд, судь­ба кон­серва­тиз­ма в Рос­сии?..

Евге­ний Бирю­ля­ев, «Полит-гра­мота»

6.jpg
7.jpg
8.jpg 
9.jpg
12.jpg 
13.jpg

 

 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения