Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Этносоциология: конспект лекции №3 (Основные понятия этносоциологии) Версия для печати Отправить на e-mail
02.10.2009
На лекции, прошедшей на днях в стенах Социологического факультета в рамках курса «Этносоциология», профессор МГУ Александр Дугин описал основные понятия этносоциологии. Открывая лекцию введением базовых определений, профессор напомнил, что «такое явление, как этнос – есть не политическая категория». Само это слово происходит от греческих этос, этика, имеющих тот же корень «эт», который переводится как «окрестность». В любом случае, понятие этнос обозначает культурную общность и не имеет политического значения. Ни одна нация не может быть моноэтнической и всегда включает в себя несколько этносов. При этом при переходе этносов в состояние нации и осуществляется тот самый этноцид, убийство этнического начала.


Этнос – базовый социум

Сам этнос представляет из себя скорее органическую общность. В качестве примера Дугин привёл организм живого существа – «его нельзя сначала расчленить, а потом составить обратно, или перекомбинировать части разных тел. Это будет уже нечто другое. Если отрезать руку, это уже не будет полноценный организм, а еcли голову, он просто умрёт. Этносы – это живые существа, органические единицы, расчленение, изъятие каких-либо элементов убивает этнос». Подобные действия в отношении этносов лектор определил таким понятием, как этноцид или этнические чистки, которые выражаются в уничтожении традиции этносов, языка, основной части элит или интеллектуалов, веры в общность происхождения. При этом этнос практически невозможно искусственно создать, и очень сложно полноценно восстановить.

Ещё одним важным замечанием стало то, что этнос никогда не возводится к какому-то одному роду, минимально в формировании этноса должны участвовать два рода, а сам процесс этнического становления происходит на основе обмена женщинами между родами на фоне полного запрета на инцест. При этом Дугин оговорился, что само понятие инцест в этносоциологии имеет не биологическое, как сейчас принято считать, понимание, а социологическое, обоснованное именно развитием этноса, его происхождением на основе двух и более родов. При этом количество родов, участвующих в формировании этноса, по мнению Дугина, не должно быть больше восьми, а отношения между родами строятся не только на родстве, но и на свойстве, т. е. на культурном родстве, выражающемся в отношениях между дальними родственниками.

Таким образом, по словам Александра Дугина, «этнос формируется на основе обмена женщинами между родовыми общинами, с учётом принципа свойства, выраженного в возможности принятия чужого в своё и отдании своего в чужое». В этой связи, «любой общество в своей основе этнично, а сам этнос представляет собой базовый социум».

Нация – политическое единство

В отличие от этноса, понятие нация – есть явление механическое, а не органическое, и выражает собой политическое единство общества, которое, при этом, связанно с государством. Каждый человек, принадлежащий к нации, должен быть гражданином государства. Французская политология определяет это явление как Etat-Nation, т.е. как государство-нация, а сама Франция является его родоначальником. При этом профессор Дугин оговорил, что не всякое государство представляет собой Etat-Nation, но любая нация есть Etat-Nation по определению, и хотя нация предполагает государственность, возникновение этой государственности может быть отложено, т.е. когда нация уже сформировалась, но государственности ещё нет. Политическое единство целей есть солидарность нации, определяющая политический механизм, способный, в свою очередь, создать государство.

Одним из основных признаков Etat-Nation является суверенитет, т. е. возможность самостоятельно, независимо ни от кого, определять свою политическую судьбу.

В отличие от этноса, политическая нация, как механизм, может быть поделена. При этом, при каждом делении появляется новая нация, а само деление может происходить совершенно безболезненно. В отличие от этноса, который органичен и безболезненно поделится не может. Сам Александр Дугин, поясняя возможность перехода от этноса к нации, считает, что «нация – это чучело этноса. Оно более статично, предсказуемо, оно красиво, благородно, управляемо, но оно выпотрошено, набито соломой и прибито к стене. Нация – это умерщвленный этнос». Этнос при этом теряет свой язык, даже в том случае, когда нация принимает язык одного из входящих в неё этносов, он становится государственным и вынужден трансформироваться, принимая усреднённую лингвистическую форму. Остальные же языки просто теряют своё значение, и нации до них, в лучшем случае нет никакого дела, в худшем – они подвергаются запрету и гонениям.

Ни одна нация не может быть моноэтнической и всегда включает в себя несколько этносов. При этом при переходе этносов в состояние нации и осуществляется тот самый этноцид, убийство этнического начала. В качестве примера этноцида профессор Дугин привёл Францию XIV-XV веков, где существовало до ста пятидесяти языков и этносов. Однако, при формировании французской политической нации все они были уничтожены, язык усреднён, а многие языки вошедших во французскую нацию этносов просто исчезли. Ещё одни пример, который привёл Дугин – это украинская нация, которая была искусственно сформирована в XIX веке поляками. До этого говор украинцев, т. е. этносов, вошедших в украинскую нацию, включал в себя множество диалектов. Однако поляк Грушевский искусственно создал на их основе национальный украинский язык, в нынешнем своём виде не соответствующий ни одному из традиционных украинских говоров.

«Наш народ создал единое государство как империю, и оно либо останется империей, объединяющей всё наше этническое многообразие, либо перестанет существовать как единый организм».

Таким образом, этнос – это понятие культурное и органическое, в то время как нация – понятие политическое и механическое, – резюмировал Александр Дугин.

Народ – на пути от этноса к нации

В процессе перехода от этноса к нации возникает понятие народ. «Народ – это этнос, который вступает в историю», - определил Дугин, - в то время, как «этнос существует в циклическом времени, изменяясь, но не развиваясь». Однако, его возникновение не является системным, т. е. народ появляется в качестве субъекта не во всех случаях, но лишь изредка. Примером возникновения народа из этноса на пути к нации Дугин считает еврейский народ: «Евреи существовали как этнос, вступили в историю в состоянии рассеяния, которое длилось более двух тысяч лет, и при этом они сохранились, став народом, а затем, создали своё национальное государство-нацию Израиль». Так же, по мнению Дугина, понятие народ присуще русским, которые сложились из множества этносов. Однако, территория проживания русских не совпадает своими границами с их нынешним государством, поэтому русские сохраняются не в рамках государства, а именно как народ.

Как отметил Дугин, само слово народ совершенно по разному переводится на другие языки, меняя при этом своё значение. Например, английский перевод people – означает скорее – люди. То же касается многих других языков. В этой связи Александр Дугин предложил осуществить «обратный перевод», введя в использование слово «narod», чтобы избежать неточностей понимания этого термина.

Народ, так же как и нация, имеет общность целей, но в отличие от нации – не всегда политических. Возникновение общности целей зачастую связно с принятием монотеистических религий, оперирующих линейным временем. «Когда этнос становится народом, он начинает мыслить рационально, создавая либо государство, как русские, либо религию, как евреи, либо цивилизацию, как, греки», - привёл пример Дугин.

Что же касается создания народом государства, то и здесь существуют варианты: народ может создать либо государство-нацию, либо империю, и одно совершенно не вытекает из другого, как считалось долгое время, когда государство-нация признавалось продуктом распада империй. Напротив, считает Дугин, империи вполне могут возникать как путём сложения государств-наций, так и сами по себе, на основе этносов и народов. Само же понятие империя профессор называет не иначе, как «техническим термином», а основным критерием империи определяет «сочетание стратегического единства с полиэтничностью». Как считает Дугин, «сегодня во всю идёт строительство американской Империи, определяемой влиятельным американским политологом Робертом Кэйгеном как “благожелательная империя”, или же строительство Евросоюза, полностью повторяющего контуры империи каролингов, в котором государства-нации рассыпаются, их границы стираются, а субъектами новой европейской империи (хотя европейцы и избегают этого понятия) становятся народы».

Совершенно неожиданно для многих слушателей профессор Дугин назвал Грузию «маленькой империей, состоящей из множества княжеств». По его словам, «Грузия всё ещё этнически далеко не однородна. В нынешних стратегических границах Грузии, не смотря на отделение абхазцев и осетин всё ещё проживают аджарцы, менгрелы, армяне, азербайджанцы, и ещё около десятка этносов и этнических групп. В этой связи призыв превратить Грузию в национальное государство губителен, т. к. он приведёт к её дальнейшему распаду. Всё это многообразие можно сохранить в единых границах лишь оставаясь империей. Становление же грузинской нации приведёт к неизбежному этноциду, с чем не согласятся входящие в неё этносы». Нечто подобное представляет собой и российский Дагестан – при наличие единой административной границы он населён несколькими десятками этносов.

«Нынешняя Российская Федерация до сих пор в техническом смысле остаётся империей», - подытоживает Дугин, указывая на то, что «всё множество этносов, входящих в состав РФ, объединено общей исторической целью. Наш народ создал единое государство как империю, и оно либо останется империей, объединяющей всё наше этническое многообразие, либо перестанет существовать как единый организм перед лицом опасности умирания этносов в процессе становления политических наций».

Валерий Строев, портал "Евразия"

 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения