Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Геополитика монголосферы: конспект лекции №4 Версия для печати Отправить на e-mail
03.11.2009
ЧингизханРусь и Монголосферу связывают с периодом с 13 по 15 веков. Именно в это время империя Чингизхана охватывает всю степную зону севера Евразии от дальнего востока до Европы. Эту зону называют Тураном. Она стала так называться в противопоставление Ирану, население которого в отличие от степных туранских кочевников вело оседлый образ жизни и было отделено от своих воинствующих соседей горами. Именно против кочевых орд была возведена Великая китайская стена. Китайцы и иранцы более всего подвергались набегам кочевников Турана. В какой-то момент эта социологическая реальность стала ассоциироваться у оседлых народов с «демонами севера».

Один из основателей геополитики Хэлфорд Макиндер разделяет два понятия: разбойники суши и разбойники моря. Если последние осуществляют захват, используя морские пути, то первые передвигаются по суше и таким образом формируют альтернативный геополитический полюс. Макиндер подчеркивает трансграничный характер феномена «разбойника», который в своем предельно пассионарном формате лежит в основе империй суши и моря.

Одним из центральных различий между ними является отношение к захваченным территориям. Если для морских империй побежденные становятся колониями, то для сухопутных провинциями, включенными в большое пространство на общих основаниях. Такое различие продиктовано прежде всего тем, что море не позволяет в полной мере осуществить интеграцию захваченных территорий, поэтому морские империи работают по принципу подавления. Жители захваченных колоний не являются гражданами империи и не имеют в ней прав. Отсюда появляется рабство и работорговля.
 
Территория Турана изначально была предрасположена к кочевому образу жизни. До того, как его основные территории были захвачены Чингизханом здесь обитали скифы, гунны, сарматы, тюркский каганат. У всех них доминировала культура воинского начала, которая в совокупности с кочевым образом жизни была опасна для врагов своей молниеносностью, непредсказуемости и гибкостью. Кочевник всегда мог легко сняться с места и перейти на другую территорию. В виду обширности степных пространств Турана  это делало такие войска практически непобедимыми.

Когда Чингизхан начинал создавать свою империю, этнический состав Турана был очень разрознен. Кланы находились в разрозненном состоянии и постоянно враждовали между собой. При этом главные противники Турана, Китай и Иран, находились в прочной консолидации. В условиях такого морального и политического разложения кочевых племен Чингизхан внедряет свод жестких этических норм, которые называются Яса. Это был свод социальных законов Турана. Согласно Ясе самыми главными преступлениями перед империей считалась трусость и предательство. За них полагалась немедленная казнь как самого преступившего закон, так и всей его семьи. Если это был князь какого-то народа, то казнили всех его подданных. При этом Яса утверждала уважение к религиозным проявлениям различных народов и осуждала убийство верующих. 
 
Взяв на вооружение эти принципы, Чингизхан захватывает Китай, весь Ближний Восток, Иран, Паннонию и Трансильванию, Русь и Индию. Практически вся Евразия была интегрирована в его империю. На сегодняшний день это самая крупная по географическому размаху империя за всю историю. При этом в ней эффективно была налажена инфраструктура, а за счет включения захваченных народов в войско армия Чингизхана постоянно росла. Передвижение по таким большим территориям осуществлялось посредством смены коней на специальных точках. Это давало возможность двигаться от востока Евразии до ее запада практически без остановки. Империю Чингизхана можно назвать образцовым воплощением теллурократии.

После смерти Вождя, империя распадается на Китай, Персию, Улус Джучи, Туркистан. Столицей Улус Джучи стал Сарай, который располагался возле нынешнего Волгограда. После вторжения хана Батыя на Русь, Улус Джучи стал включать и ее. При этом именно здесь стали активно интегрироваться лесные и степные народы.

Для Руси это был новый геополитический этап. Впервые в истории она стала частью одной большой империи, при этом сохраняя свою православную европейскую государственную идентичность. Русская элита активно интегрируется в туранскую иерархию. Как пример здесь может послужить тот факт, что южный Китай брали именно русские.

Однако, после вторжения монголов на Руси возникает раскол. Ее западная часть, Галицкая Русь, во главе с Даниилом Галицким обращается за военной помощью в Ватикан, обещая папе римскому принять католичество. Однако, помощь не приходит и эта часть Руси становится данником монголов. В дальнейшем она продолжит сближение с западом, чтобы отвоевать свою независимость. В этих условиях рождается западнический вектор русской геополитики.

Противоположный выбор сделал Александр Невский в Новгороде. Главной опасностью для русских он считал немцев, которые существенным образом теснили Русь с запада. При этом немецкая экспансия распространялась колониальным способом, насильственно обращая в католичество население захваченных территорий. Монголы же сохраняли уважение к идентичности захваченных провинций. Поэтому Невский выбирает Туран.

Таким образом, западная и восточная части Руси расходятся в разные стороны, хотя при этом обе они остаются данниками империи монголов. Восточная Русь интегрируется в Улус Джучи и ее инфраструктура организовывается вокруг Сарая, Суздали, Владимира и Москвы. При этом Сарай является первостепенной столицей, через которую монголы осуществляли контроль над Русью. Затем по степени влияния идет Москва. Политический режим в нем организован в суздальском авторитарном стиле в сочетании с туранскими Ясами Чингизхана.

Западная Русь интегрируется с Литвой и создает альянс с поляками, становится Литовской Русью. При этом поляки постепенно подминают под себя ее элиту и насаждая католичество укрепляют свою власть. Это приводит к тому, что русские, став заложниками выбора Даниила Галицкого, постепенно растворяются под такой властью.

Таким образом, монголы фактически сохранили идентичность русским перед лицом экспансии католических держав на восток. Произошла интеграция леса и степи. Степное представительство Золотой Орды в лице Сарая и лесное Руси в лице Москвы. Эта новая государственность поднималась на основе принятой восточными русскими туранской социологии с преобладанием православия и неприязнью к европейской колониальной экспансии. Православное наследие Киевской Руси и компактное пространство, защищенное монголами, приводит к возникновению новой уникальной геополитической реальности. Русские получают опыт большого пространства и начинают мыслить себя как представили Heartland в терминологии Макиндера.

При этом после победы Дмитрия Донского Московское княжество постепенно начинает двигаться в сторону независимости от Турана. Этому также способствует взятие туранскими сельджуками Константинополя. Для Руси это было принципиальным, поскольку с православной точки зрения они были частью Византийской империи. Но после того, как пал Катехон русские начинают осознавать себя единственным православным народом. Сельджуки при этом воспринимаются славянами как наказание Константинополю за обращение к Ватикану и создание Флорентийской унии, что усиливает антизападные настроения.

С падением Орды, Русь постепенно перестает платить ей дань. Русские больше не духовные вассалы Византии и не политические данники монгольской империи. Именно в этот момент формируется евразийская идентичность Руси. Она отождествляет себя с центром сухопутной геополитики с мессианским православным настроем. При этом начисто отсекается европейский геополитический маршрут. Русские постепенно отходят негативной оценки восточных народов, что было свойственно их западным соседям, которые стали рабами католических интервентов.

 

 


Владимир Никитин
 
< Пред.
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения