Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Разделы Этносоциологии и типы этносов: конспект лекции №4 Версия для печати Отправить на e-mail
09.10.2009
Этносоциология делится на примордиалистскую, конструктивистскую и инструменталистскую. Самым фундаментальным и наиболее обоснованным научно является первый подход, примордиалистский. Он в свою очередь делится на биосоциальный и культурный. Биосоциальный подход неизбежно ведет к расизму так как концептуально связан с западной формой материалистического прогресса и культурной исключительности, которые в совокупности рождает идею о расовом превосходстве или попытке иерархизировать этносы по культурному принципу, исходя из наличия или отсутствия тех или иных достижений в области науки. В свою очередь культурный примордиализм усматривает в этносе его культурную составляющую и считает ее центральной. При этом отмечается, что этничность и культурный исток того или иного этноса не исчезает даже тогда, когда напрямую отрицается, как, к примеру, это происходит в глобалистских обществах.
Направления в этносоциологии

Этносоциология различает три подхода к дисциплине – примордиализм, конструктивизм и инструментализм. Это три различных вектора исследования, которые, в целом, не противоречат друг другу и изучают этнос в различных его аспектах параллельно.

Примордиальный подход подразумевает, что этнос – это изначальное органическое социальное образование, которое накладывает на человека основную структуру мировосприятия. Существует даже понятие homo etnicus, человек этнический. Стоит отметить, что эта ветвь этносоциологии является самой распространенной в дисциплине и сам курс «Этносоциология» в МГУ имени М.В. Ломоносова ведется именно с данных позиций.

Этнос также понимают, как искусственно созданное социальное образование. Такой подход называют конструктивистским. Этносоциологи-конструктивисты считают, что этнос появляется в ходе политической, экономической и культурной консолидации интеллигенции и элит для решения конкретных исторических задач. И хотя эта точка зрения противоречит примордиальному подходу, о котором было упомянуто выше, такие процессы имеют место быть, особенно в современном мире. Этносоциологи -примордиалисты подозревают конструктивистов в том, что они путают понятие этноса с нацией, которая имеет политическое, экономическое и юридическое содержание. Нации, как политические образования, безусловно, создаются искусственно преимущественно в буржуазных обществах, когда исчезает качественных подход к социуму и люди становятся индивидуумами.

И, наконец, существует инструменталистский подход, согласно которому этнос рассматривается, как средство для повышения социального статуса, некая антропологическая особенность, которая изучается в рамках современного глобализированного общества. Этносоциологи-инструменталисты изучают то, как ведет себя и чем отличается представитель того или иного этноса, какой вклад это отличие вносит в экономику, политику, культуру и как он адаптируется к демократии и правам человека. В свою очередь этносоциологи-примордиалисты ставят в укор инструменталистам точку зрения, что американское и шире все глобалистское общество считается чем-то преодолевшим этничность. Примордиальная точка зрения настаивает на том, что любое общество этнично, как далеко бы оно не ушло от своих корней.

Примордиализм в этносоциологии

Среди ранних этносоциологов-примордиалистов известны Иоганн Готфрид Гердер и Иоганн Готлиб Фихте. Первому принадлежит известная фраза о том, что «народы – это мысли бога», соответственно какая-то одна мысль не может быть редуцирована какой-то другой. Фихте в свою очередь привнес идею образования народа через семью

В “Идеях к философии истории человечества” (1784-1792 гг.) он пишет:

“Природа воспитывает людей семьями, и самое естественное государство – такое, в котором живет один народ, с одним присущим ему характером… ведь народ – такое же естественное растение, как и семья, только у семьи меньше ветвей. Итак, кажется, ничто так не противно целям правления, как неестественный рост государства, хаотическое смешение разных человеческих пород и племен под одним скипетром”.

Фихте  сочетал пафос свободы, прогресса и революции с идеями этничности.

В примордиализме существует два направления – культурное и биосоциальное.

Биосоциальный подход в примордиализме

Биосоциальный вектор примордиалистской этносоциологии появляется и активно развивается в эпоху становления позитивизма, материализма и эволюционизма. В этом контексте изучается биологическое происхождения человека, который воспринимается, как высокоразвитое животное. Соответственно этнос воспринимается как некая биологическая доминанта в отдельно взятой популяции человеко-зверей. В свою очередь сторонники культурного направления примордиалистской этносоциологии отмечают, что данная точка зрения принадлежит западной культуре, ее восприятию человека, тогда как у других народов он может восприниматься иначе вплоть до того, что организм и тело во многих культурах считается иллюзией. Против биосоциального подхода также работает то обстоятельство, что люди с одинаковой биологической доминантой довольно часто бывают разделены в корне отличающимися ритуалами, обрядами, языком и религиями.

Биосоциальный подход дал основание попыткам иерархизации этносов, что называют расизмом. Исследуя фенотипические признаки представителей различных народов, расологи пришли к выводу, что «одни расы более склонны к прогрессу, чем другие». Это дало право считать одни этносы более развитыми, чем другие.

Среди расологов самыми известным считается Ганс Фридрих Карл Гюнтер, который был награжден Третьим Рейхом. Он определял расу, как группу людей, чья общая принадлежность определяется их схожими телесно-душевными образами.

«Rasse ist eine Menschengruppe, welche bei allen ihren Vertretern ein in der Hauptsache gleiches leiblich-seelisches Bild zeigt», - писал Гюнтер. Он был основоположником философии «нордизма» и разделял нордическую расу на восточную (альпинская раса), западную, динарскуюа и  средиземноморскую.

Другим не менее известным расологом считают Жозефа Артюра де Гобино, жившего в 19 веке во Франции. Он объяснял движение исторического процесса неравенством человеческих рас. Главным расологическом преимущества одной расы над другой Гобино считал интеллект. Он критиковал колониальную политику некоторых европейских держав, поскольку считал, что она несет расовое смешение, которое Гобино считал главным фактором вырождения цивилизаций.

Другой расолог Хьюстон Стюарт Чемберлен обозначал четкий дуализм между арийскими и африкано-семитскими народами. Он считал, что арийцы - это творцы и носители цивилизации, а евреи — негативная расовая сила, разрушительный и вырождающийся фактор истории. Чемберлен рассматривал арийцев как единственную опору мирового развития. Евреи же заслуживали приговора, но не с позиций ненависти или подозрительности, а с позиций недосягаемых высот арийского превосходства.

Сторонники культурного вектора примордиалистского подхода к этносоциологии уверены, что, стремясь быть научным, такой биологизм оказывается наивным, минуя фундаментальный вопрос о соотношении формы и содержания, духа и материи.

В значительной степени труды расологов были естественным следствием западной культуры. Даже не смотря на общественное порицание расовых теорий, константой западноевропейского и американского общества считается, что их цивилизационная модель является универсальной и основополагающей по сравнению с другими. Считается, что это дает людям запада право относить одни этносы к более развитым, а другие к менее развитым. И, хотя отмечается, что все они подлежат процессу эволюции, западные общества берут на себя функцию шкалы по измерению «развитости». Таким образом, биосоциальный подход неизбежно ведет к расизму, при этом самой сути этноса он раскрывает далеко не в полной мере.

Культурный примордиализм

Уже упоминаемый культурный подход к примордиалистскому вектору этносоциологии считает, что культурная и социальная матрица того или иного общества глубоко этнична. Причем эта этничность никуда не исчезает, даже если она отрицается или общество пытается утвердить себя в качестве нации.

«Этносоциология в самом общем виде оперирует именно с кульутрной версией примордиализма – так как культура есть в определенном смысле синоним «общества»», - считал один из культурных примордиалистов Сергей Широкогоров.

Одним из родоначальников культурного примордиализма считают Николая Данилевского, который говорил об этносах, как о культурно-исторических типах. Он считал, что любое общество достигает свое окончательное выражение именно в культурно-историческом типе или этносе, между которыми можно поставить знак равенства. Культурно-историческая этничность для Данилевского является центральной особенностью общества независимо от исторических задач и культурного содержания его жизни.

Другой культурный примордиалист Освальд Шпенглер исследовал этапы развития общества сквозь призму этничности. Отвергая общепринятую условную периодизацию истории на «Древний мир — Средние века — Новое Время», Шпенглер предлагает рассматривать мировую историю — как на ряд независимых друг от друга культур, проживающих, подобно живым организмам, периоды зарождения, становления и умирания. При этом умирание всякой культуры характеризуется ее переходом к цивилизации. Шпенглер считал цивилизацию остыванием культуры.

Продолжением развития идея Данилевского и Шпенглера занимался британский этносоциолог Арнольд Тойнби.

Одной из главных задач такой этносоциологии как науки является феноменологизация предмета, то есть избавление от этнических и культурных предпосылок идей этносоциолога в исследовании того или иного этноса.

Понятие «другого» в структуре этноса

Одним из главных структурных элементов этноса является понятие «другого», alter. В философии способность различать, разделять и делать это более интенсивно, чем другие является одним из основных признаков, отличающих человека от животного мира. Об этом в частности писал нидерландский философ Йохан Хейзинга. По его мнению, именно восприятие «другого» определяет все структуру этнической культуры. При этом после того, как произошло различение, у человека сразу же возникает вопрос – включить или исключить.

О том, как влияет понятие другого на этнос хорошо видно на примере двух семей, живущих в рамках одного этноса. Демографическая динамика между ними связана с обменом женщинами, которых выдают замуж за представителей соседнего семейства. Это необходимый элемент, поскольку в основе всякого этноса в различной степени строгости лежит запрет на инцест. То есть два семейства живут четко отличая представителей своего рода, от другого, но при этом работает включащий механизм. Этносоциология называет это принципами инклюзии и эксклюзии. Включения и исключения.

Принципиально, что при переходе невесты в другой род, родственники брачующихся не становятся родственниками между собой, а становятся свояками. Как писал Хейзинга, этот избирательный процесс инклюзии является основой всякой культуры.

Иными словами, этнос можно охарактеризовать как модель соотношения инклюзии и эксклюзии. То есть этническое проявляется в процессе сосуществования и взаимоотношения двух родов, семей, племен, между которыми четко выстроен баланс инклюзии и эксклюзии. Стоит отметить, что это такого рода сосуществование принципиально противоречит логике Аристотеля – А не равно Б, но при этом представители А и Б вступают в брак. Это противоречие лежит в основе того, что современные ученые этнологи зачастую очень плохо понимают структуру этноса. Научная парадигма исключает понимание того, что «есть свое как свое и есть другое как свое».

Вместе с тем существуют модели, где, к примеру, эксклюзия одного этноса предельно велика по отношению к другому этносу. Такими ситуациями занимается Этноконфликтология. Модель полной эксклюзии предполагает некоего абсолютно другого, с которым зачастую принципиально запрещается заключать брак. Полная эксклюзия исключает элемент внешнего мира из динамического обмена внутри этноса.

Именно полная эксклюзия выражена в этническом понимании войны. Когда эксклюзия превышает принцип инклюзии, включается логика Аристотеля, утверждающая, что А не равно не А. Однако, после войны, когда побеждается мужское население проигравшего племени, женщины и дети забираются в племя победивших и здесь снова включается принцип инклюзии. Таким образом, даже война, как принцип полной эксклюзии, не исключает минимальных форм инклюзии.

Помимо полной эксклюзии существует и полная инклюзия. В логике это выражается формулой А=А, а в этносоциологии разрешением на инцест.

В качестве примера различных балансов инклюзии и эксклюзии можно привести русских и евреев. Русские принципиально открытый народ в то время, как евреи стараются сохранять чистоту крови и минимизировать браки с представителями других этносов. При этом стоит отметить, что и в еврейский этнос вход не закрыт полностью, как и у русских все же есть минимальный элемент закрытости.

Автостереотип и гетеростереотип

Мифологический элемент культуры этноса рождается и состоит из восприятия этносом самого себя и представлении о «другом». Этносоциология называет это автостереотипом и гетеростереотипом. Подробно эту тему развивала Г.У. Солдатова. Автостереотипы и гетеростереотипы демонстрируют насколько в том или ином этносе развиты принципы инклюзии и эксклюзии.


Лев Гумилев в данном случае использовал термин комплиментарность, то есть взаимодополняемость. Он отметил, что некоторые этносы легко сходятся с другими, и обратно – закрытые этносы принципиально сторонятся отношений с другими. Этим, в частности, можно охарактеризовать историю армян и турков, где первые существенно закрыты, а вторые напротив отличаются открытостью.

Принципиально, что более значительным здесь является не столько тот или иной образ или «предрассудок» в отношении конкретного народа, сколько то, что его наличие или появление может означать появление подобного рода представления в отношении другого народа.

Этносоциологическая установка

Немецкий психолог Л. Ланге озвучил идею установки, как психологического состояния предрасположенности субъекта к определенной активности в определенной ситуации.

Социологический контекст этому явлению придали в 1918 году У.Томас и Ф.Знанецкий, написавшие работу «Польский крестьянин в Европе и Америке». Они определяли установку как психологический процесс, рассматриваемый в отношениях к социальному миру и взятый прежде всего в связи с социальными ценностями. «Ценность, – говорили они, – есть объективная сторона установки. Следовательно, установка есть индивидуальная (субъективная) сторона социальной ценности». Томас и Знанецкий неоднократно подчеркивали значение для понимания социальной установки того факта; что «она по своему существу остается чьим-то состоянием»

Соответственно, этносоциология говорит об этнической установке, которая конфигурирует структуру этноса и формирует общие ценности и общие цели у разных людей на ситуацию. Этническая установка влияет на дистанцию с иным, не включенным в этнос объектом или процессом, а также его характеристику. Принципиально, что внутри этноса существует представление «мы», как «люди» и «они», как «не люди», которые в силу мифологического воображения наделяются дополнительными божественными или демоническими, животными характеристиками. Причем, второй случай характерен не только оскорбительными или враждебными формами, но зачастую ироническими в зависимости от инклюзивно-эксклюзивного баланса.

В этом контексте можно отметить, что политическая ситуация современной России отличается неразберихой и отсутствием этнической установки. Элиты не могут разобраться часть какого общества страна – западного, восточного или некого самостоятельного. При этом речь о модернизации страны выводит Россию на концептуальный тупик, поскольку эта стратегия принадлежит к западной культурной установке, которая в свою очередь отличается цивилизационным расизмом и считает русских и Россию отсталым, неразвитым народом, который должен быть подвержен колонизации.

Типологизация этносов

Существенный вклад в типологизацию этносов внес Лео Фробениус, который предложил концепцию культурных кругов. В ней говорится о возникновении тех или иных элементов культуры, которые потом как по воде расходятся на многие этносы, порождая у них таким образом некие общие черты.

Типологизация может быть языковая, расовая, культурная и другая. К примеру существуют народы хтонические и теллурические. Первые склонны к рытью ям, пещер и вообще интересу к подземным пространствам. Вторые соответственно питаю склонность к холмам, горам и высоте в принципе. Такой парой противоположностей можно назвать русских и американцев.

Российский лингвист Сергей Старостин изучал языковую типологию. Он выделял такие группи

Ностратическая (индоевропейские, уральские, алтайские, дравидийские, картвельские, эскалеутские языки); 
 
 - Афразийская (древнеегипетский язык, берберо-канарские, чадские, кушитские, омотские, семитские); 
  
- Сино-кавказская (енисейские, сино-тибетские, северно-кавказские, на-дене языки) 
  
- Чукотско-камчатская

Расологи различают европеодные, негройдные и монголойдные типы.
 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения