Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Геополитическая концепция Р. Штраусц-Гупе Версия для печати Отправить на e-mail
12.03.2012
Более полувека Р. Штраусц-Гупе выступал за создание Американской империи, развивая концепцию глобального влияния США, единственной державы, способной спасти западную цивилизацию от русских, арабов, китайцев.

 

Введение

Актуальность данной темы определяется рядом аспектов. С того времени, как возникли государства, между ними существовало соперничество за лидерство и влияние, возникало противостояние интересов и появилась необходимость обеспечивать национальную безопасность, укрепляя мощь страны. Роберт Штраусц-Гупе был важной фигурой в укреплении власти США ввиду его активной деятельности и авторитета как дипломата и ученого. Он - представитель англосаксонской традиции в геополитике, на которого значимое влияние оказали идеи Н. Спикмена В свою очередь геополитический подход Р. Штраусц-Гупе повлиял на Г. Киссинджера, Дж. Шлессингера, А. Хейга, он взаимодействовал с американскими президентами и способствовал образованию НАТО.  Р. Штраусц-Гупе был европейским эмигрантом, который приобрел значительное влияние в американской политической и интеллектуальной жизни в начале 40-х годов, он был одним из тех, кто сформировал направление дискурса о геополитике для США и способствовал институционализации геополитики. Он был убежден в превосходстве США и закате Европы. Более полувека Р. Штраусц-Гупе выступал за создание Американской империи, развивая концепцию глобального влияния США, единственной державы, способной спасти западную цивилизацию от русских, арабов, китайцев. При столь значимом вкладе в развитие направления внешней политики США, его фигура остается мало исследованной и ему посвящено небольшое количество научных статей.

Хорошо известно, что использование опыта прошлого позволяет более эффективно разрабатывать стратегии на будущее, применять методы и практики, успешно зарекомендовавшие себя ранее. Поэтому представляется актуальным рассмотреть научное наследие дипломата и геополитика Р. Штраусц-Гупе, поскольку стратегические действия США, разработанные, в том числе, благодаря его участию, оказались реализованными и привели США к успеху в холодной войне. 
Объектом исследования является геополитическое знание.
Предметом исследования является геополитическая концепция Р. Штраусц-Гупе.
Цель -   определить    основные    положения    мирового    баланса   сил   согласно   Р. Штраусц-Гупе.
Задачи: 
  • установить центральные положения концепции Р. Штраусц-Гупе;
  • исследовать положения концепции в стратегии внешней политики США;
  • охарактеризовать составляющие силы государства;
  • определить стратегические цели США, которые обеспечат контроль над мировыми процессами, согласно Р. Штраусц-Гупе;
  • охарактеризовать роль США на мировой политической арене;
  • определить направления критики идей Р. Штраусц-Гупе.

О формировании взглядов Р. Штраусц-Гупе

Ко времени, когда США вступили во Вторую мировую войну, интерес к геополитике был достаточно широко распространен в стране. Например, предприниматели изучали геополитические аспекты для того, чтобы получать больше информации для проведения доходных инвестиционных решений. Правительство тоже проявляло все больший интерес к геополитической науке и использованию ее в военных целях. Определенное число правительственных агентств выясняли, как геополитические теории могут содействовать в ведении войны, и геополитические идеи Р. Штраусц-Гупе оказались полезными для военного департамента США. У службы военной разведки был собственный геополитический отдел, целью которого было исследование физической, экономической, политической и этнологической географии для того, чтобы консультировать о мерах по национальной безопасности и обеспечивать продолжение мира в послевоенном мире, а также для проведения тех исследований, которые могут потребоваться для немедленного продолжения войны.

Геополитический подход был чрезвычайно  востребован  во  время  президентства  Т. Рузвельта, особенно в тайной разведке и исследовательских отделах, где под руководством Дж. Ф. Картера собирались географические данные и подготавливались многочисленные доклады разведки. Здесь особую роль сыграло создание Проекта М (сверхсекретный  проект  Белого  Дома  по  миграции;  M  - Migration),  возглавляемого   И. Боуменом   и  антропологом  Г.  Филдом.  Участие  в  Проекте  М  дало  возможность  Р. Штраусц-Гупе, до того занимавшемуся только журналистикой, контактировать с многочисленными учеными разных областей знания: антропологами, политиками, политическими географами, историками. Именно во время участия в Проекте М он создал одну из своих основных работ “Баланс завтра”. Он занимался геополитическими аспектами исследований, а также считал своей важной задачей продвижение идеи того, что для членов вооруженных сил геополитические знания и мышление просто необходимы для победы США. Он не только разрабатывал учебные программы, но и принимал непосредственное участие, читая лекции в рамках программы обучения флота V-12 об общем влиянии географических факторов в международных отношениях. Тем самым он имел возможность активно пропагандировать свои геополитические идеи и формировать единомышленников среди военных и государственных служащих, тех, кто на протяжении десятилетий будет принимать различные управленческие и внешнеполитические решения.

К 1940-м годам Р. Штраусц-Гупе стал значимой фигурой в области геополитики и развитии геополитического взгляда на мир в международных отношениях, что оказало влияние на стратегическое мышление американцев через геополитику. Он придерживался междисциплинарного подхода, используя знания истории, экономики, политологии, социологии, который дает более четкое видение мировой политики и того, как предотвратить новую конфронтацию. В дальнейшем Р. Штраусц-Гупе содействовал становлению антикоммунистического направления геополитики США в политическом дискурсе. А также публикации Р. Штраусц-Гупе способствовали возникновению и становлению Американского Геополитического Института.

В целом в работах Р. Штраусц-Гупе можно выделить три основных положения , которые волновали его на протяжении всей жизни, и оставались доминирующими в его трудах в результате увиденных им политических событий в Европе, что он использовал для выстраивания курса для США. Во-первых, важность безопасности, к пониманию чего он пришел, исходя из военных событий в Европе, которые он застал еще в юном возрасте, и в дальнейшем уже работая на Уолл-стрит и испытывая стойкую неприязнь к социальной революции, которая, по его мнению, издевалась над общим стремлением человечества к безопасности. Во-вторых, роль пропаганды в современной войне, когда борьба за умы людей выступает неотъемлемой частью военной стратегии. В-третьих, роль организации, профессионализма и целеустремленности в войне. 

Геополитическое мышление Германии (Geopolitik)

На протяжении всей своей деятельности в США Р. Штраусц-Гупе сохранял пристальное внимание к тому, что происходило в Европе. Особый интерес для него представляли события в Германии, в связи с чем он прочитал книгу А. Гитлера “Моя борьба” и работы К. Хаусхофера по геополитике. Он рано пришел к убеждению о том, что нацистская  Германия  представляет  серьезную опасность для свободы и демократии. В А. Гитлере он без сомнения видел сумасшедшего головореза, чей приход к власти стал возможным только в результате социального переворота, который последовал за Первой мировой войной. Стабильность средних классов была разрушена, а аристократы деморализовали и дискредитировали себя. В К. Хаусхофере он видел “нацистского Макиавелли”, написавшего руководство, оправдывающее концепцию “жизненного пространства” и расовые теории А. Гитлера на геополитическому уровне. Видя столь серьезную опасность, которую Германия представляла для всего мира, он не встретил аналогичных взглядов в политическом дискурсе. Р. Штраусц-Гупе позднее говорил, что столкнулся с “коммерческим менталитетом”, говоря о своей неудавшейся попытке открыть глаза на происходящее британцам. В Англии полагали, что, как только национал-социалисты придут к власти, то их напыщенные изречения сменятся деловым расчетом расходов и выгод. Они считали, что за фигурой А. Гитлера как фанатика на самом деле скрывался прагматик . Но Р. Штраусц-Гупе, который, как и сторонники его идей, думал по-другому, что подтвердилось историческим опытом конференции в Мюнхене 1938 году: нежелание демократических лидеров видеть своих врагов реалистично и понять, что такие люди не заинтересованы в ведении переговоров для того чтобы покончить с конфликтами, их интересует лишь победа. Эти выводы не означали, что лишь война, а не переговоры, может быть ответом в таких ситуациях, но подчеркивали важность эффективной защиты, основанной на понимании природы угрозы, методов, используемых противником, и стратегии, которая могла бы использовать слабости противника против него.

В связи с этим в 1940-е годы в своих работах он обращается к необходимости изучения Германии и ее пропаганды, что позволяет прояснить характер стратегии и мышления немцев. В частности, этому была посвящена его работа “Геополитика: Борьба за пространство и власть”. Основными ее идеями были следующие. В первую очередь его интересовала взаимосвязь геополитики и внешней политики национал-социалистов. Их геополитику он рассматривал как генеральный план, говорящий о том что и почему следует покорять, одновременно предоставляя военным стратегам наиболее простой путь для этого покорения. Тем самым Р. Штраусц-Гупе считал немецкую геополитику ключом к разуму Гитлера . Исследуя научную ценность немецкой геополитики, он приходит к выводу, что это собирательная наука, которая слепо присвоила давно существующие теории в политической географии и объединила их для производства военной доктрины, что превратило ее не в науку, а иррациональную догму. Именно по этой причине в отношении немецкой геополитики он использует термин Geopolitik, поясняя такое написание тем, что оно используется для обозначения специфического использования немецкой школой мысли геополитических теорий . Geopolitik - это испорченная вера, падшая геополитика, а настоящая геополитика - это название для взаимоотношений государства и его географического окружения. И именно настоящая геополитика, которую нельзя путать с немецкой Geopolitik, необходима для руководства внешней политикой США. Он уточняет свое разграничение геополитики, немецкой Geopolitik и американской геополитики. Первое – дисциплина, второе – план Германии по завоеванию мира, третье – доктрина американской политики с позиции силы . Р. Штраусц-Гупе использует содержание геополитики как научной дисциплины, чтобы США могли противостоять немецкой Geopolitik и правильно выстраивать собственную внешнюю политику. 

Но его аргументы и представление немецкой Geopolitik были во многом глубоко противоречивыми и преувеличенными, а также неточным описанием взаимоотношений геополитической традиции К. Хаусхофера и внешней политики национал-социалистов. Конечно, нельзя отрицать рациональность аргумента о немецкой пропаганде как основанной во многом на лжи, фальши и преувеличении. Но он представлял свои идеи таким образом, что они выглядели как единственно верные, как неопровержимая правда об истинных политических целях национал-социалистов. Германия изображалась экспансионной угрозой, за которой стоял и гениальный, и сумасшедший А. Гитлер. Его центральным аргументом было то, что молодые немцы гитлеровского Третьего Рейха, которые являются основой нацистской партии, ни боятся и ни уважают США, считая ее “феминистской страной, чьей мужественности больше нет” . Германия бросает вызов ценностям США, и на этот вызов необходимо ответить.

В этот период творчества были заложены идеи, которые в дальнейшем повлияли на описание Р. Штраусц-Гупе угрозы со стороны СССР для США.

Геополитическая оценка баланса сил

Р. Штраусц-Гупе рассматривает геополитику как тип “научной инвентаризации” политики силы, в которой подчеркивается важность изучения элементарных географических компонентов национальной мощи. Международная политика может быть нестабильной, изобилующей изменениями и неопределенностью, но геополитическое исследование дает ценную информацию о фундаментальных силах, которые влияют на изменения. Внешняя политика, с его точки зрения, представляет собой скорее искусство выявления вероятных возможностей, чем науку. Работа “Баланс завтра” как раз представляет такой тип геополитического исследования возникающего послевоенного мира. Р. Штраусц-Гупе начинает работу с утверждения будущей гегемонии США в мировой политике, считая, что горизонт американской внешней политики охватывает политические проблемы всего человечества. Главная мысль работы состоит в том, что США должны отвергнуть изоляционизм, потому что обладают “потенциалом силы” для того чтобы принять на себя ведущую роль в международных делах и построить лучший порядок для всего человечества. В этой концепции наиболее важные компоненты, конституирующие геополитическую силу страны – население, сырьевые ресурсы, организация.

Первым элементом, составляющим основу силы страны, который анализируется в работе, выступает население, размер которого определяет размер вооруженных сил, а также количество и качество их вооружения. Он исходит из того, что у государств есть в распоряжении неравные технологические навыки, а превосходство в человеческом ресурсе означает также и военное, а, следовательно, политическое, превосходство. Но просто большая численность населения имеет небольшое значение и может оказаться слабостью страны, если не доступно достаточное количество ресурсов или при отсталости в технологическом развитии. Р. Штраусц-Гупе отрицательно относится к идеям мальтузианства об устойчивом населении и экономике, потому что они образуют статичную внешнюю политику страны. США необходимо опираться на рост, творческий потенциал и стойкость своих граждан. Важной особенностью американского народа выступает готовность изменяться и двигаться вперед, принимать новые расы и идеи. США были единственными, кто сохранили политические понятия и принципы, наследованные еще с XIX в., но они же опасны для численности населения, потому что не только товары, но люди и идеи тоже в состоянии двигаться свободно через политические границы. По его мнению, для США, традиционно, существует явно выраженная угроза снижения численности населения. В первую очередь необходима активная демографическая политика для предотвращения относительного сокращения числа населения и его старения. Когда Р. Штраусц-Гупе обращается к проблеме растущей иммиграции, можно заметить насколько современны его идеи и сейчас. По его мнению, европейский национализм основан на мысли о том, что этнические идентичности определяемы, и именно язык объединяет людей в одну национальную принадлежность. Однако языку можно обучиться, а, следовательно, неясно, с какого момента знание языка дает человеку другой национальности право на принятие в национальность, речь которой он сделал своей или почему ему могут отказать в принятии . Он критиковал иммиграционную политику США, считая, что увеличение населения таким образом не создает ресурса населения для роста силы страны, а наоборот ослабляет расовую и культурную гомогенность. Более того, он достаточно открыто исходит с позиций расовой иерархии, когда, описывая европейцев и американцев, он обозначает их как “народы”, а, обращаясь к азиатам, описывает их как угрожающий этим народам “потоп”. Он выступает против расизма национал-социалистов, но сам поступает аналогично – замыкается на европейцах как особом общем роде, для которого остальное человечество ничего не значит. 

Следующим элементом выступают сырьевые ресурсы, являющиеся основой современной индустриальной экономики, нуждающейся в неограниченных поставках сырья, на которой, в свою очередь, основываются политическая и военная силы. По мнению Р. Штраусц-Гупе, уже на тот момент едва ли хоть один из множества добываемых и используемых сырьевых ресурсов, не использовался для создания инструментов войны. Основными сырьевыми ресурсами, имеющими основополагающее значение для военной мощи страны, выступают уголь и железо. Совокупно они составляют более половины сырьевого потенциала страны. Конечно, это не означает, что только они значимы, но дефицит таких ресурсов невозможно восполнить. Только те страны сохранят статус великих держав, которые богато обеспечены хотя бы одним из этих ресурсов и при наличии стратегического доступа к другому. США являются самым большим производителем угля в мире и обладают крупными угольными месторождениями. К другим ведущим державам, согласно Р. Штраусц-Гупе, относятся - Великобритания, Германия и СССР. Сопоставляя наличие сырьевых ресурсов и их освоение, он обращает внимание на властно-политические проблемы. Например, Маньчжурия – это ось региональной силы на Дальнем Востоке для Японии, Китая и России: кто контролирует Маньчжурию, контролирует дальневосточную тяжелую промышленность и обладает политическими и военными преимуществами. Итак, с точки зрения наличия запасов угля и железа существует только две главные силы: США со всеми доступными им ресурсами на Западе, и СССР, имеющий обширные запасы в Европе (Донецкий, Хакасский, Печорский бассейн) и Азии (Кузнецкий бассейн) и получивший стратегическое господство над дополнительными ресурсами в Восточной Европе (Силезия). Сырьевые ресурсы Великобритании велики, но данному государству недостает интеграции, необходимой для быстрого и эффективного преобразования потенциального богатства в индустриальный продукт для войны. Ресурсы силы западной и центральной Европы рассеяны среди нескольких стран. Если их собрать под одну экономическую единицу, то сырьевой потенциал будет равняться потенциалу Соединенных Штатов или СССР . Помимо угля и железа, Р. Штраусц-Гупе останавливается и на запасах нефти, где опять же на первых позициях находятся США и СССР. США имеют доступ к обширным запасам нефти в соседних странах, в то время как СССР ожидает найти новые месторождения на своей территории. Две других главных нефтяных провинции - Ближний Восток и голландская Ост-Индия - лежат вне зоны прямого политического контроля любой из великих держав. Нефтяные скважины голландской Ост-Индии могут оставаться доступными для Великобритании и США только пока они имеют военно-морское превосходство в узких водах Сингапура и Японского моря. Синтетическому производству нефти в западноевропейских государствах препятствуют сравнительная нехватка человеческих ресурсов и стратегическая уязвимость их отраслей промышленности. Именно нефть является бесценным военным активом. (Современные события на Ближнем Востоке подтверждают положение Р. Штраусц-Гупе о геополитических интересах стран за контролем над нефтяными ресурсами.) 

СССР построил тяжелую промышленность, основанную исключительно на неограниченных запасах полезных ископаемых, особенно угля, железной руды и марганца. Представляется, что СССР устанавливает новые методы массового производства действительно в новом мировом масштабе. Несмотря на значительные успехи в советской Азии, географический центр тяжести промышленности в обозримом будущем находится  в Европе. Развитие тяжелой промышленности в Сибири и советском Дальнем Востоке может  быть задержано неотложными делами в европейской части СССР. По природе распределения  в мире сырьевых ресурсов и динамики демографии, если какая-либо страна и может побить американские рекорды производства, то это будет только СССР.

Соответственно, географическое положение является важным, поскольку оно определяет доступ к сырью и имеет стратегическое значение в таких областях, как уязвимость для атак.
Следующим элементом является организация. Форма политической, экономической, военной организации определяет эффективность использования человеческих и сырьевых ресурсов, которые выступают грубым показателем национальной силы. Население представляет собой живую силу, а запасы сырья – показатель тяжелой промышленности, что составляет подлинную военную мощь государства. Р. Штраусц-Гупе исследует зависимость между развитием технологий и экономическим ростом, приходя к выводу о том, что отношение национальной экономической силы и технологической прогрессивности к военной и политической силе является прямо пропорциональным.

Преобладающей тенденцией современности Р. Штраусц-Гупе считает индустриализацию и распространение методов массового производства по всему миру. Страны организовывают свои экономические системы для развития собственной военной силы. В этом есть количественная и качественная составляющие. В любой экономике, где уменьшается запас количественных факторов, должна улучшиться качественная составляющая, чтобы власть не понесла потери. Знание лежит в основе качественных улучшений,     которые     дают     инновационные     производственные     технологии.      Р. Штраусц-Гупе утверждает, что сила Соединенных Штатов в ближайшие десятилетия будет значимо обусловлена уровнем технологического прогресса, который США будут способны поддерживать. Мощь страны измеряется не производимым на данный момент оружием, а именно потенциальным. Правильный тип военной экономики – это тот, который развивает наибольший военный потенциал.

Книга завершается темой, которая является центральным пунктом всей работы: мировая политика и сила. Р. Штраусц-Гупе подчеркивает опасность возвращения изоляционизма и постулирует необходимость формирования сети союзов для США ввиду опасности растущей экономической, военной и политической силы других государств, в особенности СССР. Мировая политика – это игра с нулевой суммой, в которой рост другого государства ведет к потере собственной силы. Союзниками США могут быть лишь те государства, чьи политические, идеологические и экономические интересы соответствуют их собственным, то есть речь о Западной Европе и колониях. Поэтому нужно подождать с освобождением колоний, в противном случае есть вероятность того, что Индия и другие страны повернутся против своих бывших метрополий. Пока Великобритания управляет Индией, у нее будут единомышленники среди, по крайней мере, некоторых групп населения Индии. Но как только Великобритания освободит Индию, то, согласно Р. Штраусц-Гупе, машина пропаганды будет заведена не только против Великобритании, но против всего Запада.

Интересно отметить, что Р. Штраусц-Гупе указал в работе, что еще русский генерал и государственный деятель М. Д. Скобелев, прямо говорил о том, что чем более сильна Россия  в Средней Азии, тем более слаба Англия в Индии, и тем более примиренческой будет ее позиция в Европе. Господство советского влияния на Балканах, Средиземноморье и Средней Азии теперь помещает данную страну в положение, намного более благоприятное, чем в XIX веке, чтобы осуществлять давление на британские интересы в этом регионе . Итак, Западный мир сможет выжить в испытаниях настоящего и будущего только через объединение при лидерстве США. 

Р. Штраусц-Гупе обращается к концепции “Heartland” Х. Маккиндера, считая ее фундаментальной аксиомой политики. Именно тот факт, что СССР является сухопутной державой, объясняет стремление данной страны к европейскому, азиатскому и в целом мировому доминированию . Это доминирование не имеющих выхода к морю земель равнин европейской части территории СССР соединено с доминированием в центрально-восточной Европе между Балтией, Адриатикой, тогда создаются условия, при которых остается лишь несколько шагов до главенства в Европе. Если контроль над Сибирью и Средней Азией будет соединен с контролем северного Китая, Маньчжурии и Кореи, то страны юго-восточного направления будут объединены властью, которая управляет осью мировой истории, и этот “мировой остров” будет во власти единственного владельца, у которого останется лишь шаг до господства на земном шаре. П. Н. Милюков, эмигрировавший российский историк и либерал, говорил в начале Второй мировой войны, что цель России будет состоять в том, чтобы возвратить наследие старой Российской империи. Р. Штраусц-Гупе пишет, что “восточный вопрос”, касающийся влияния России в Черном море, бассейне Дуная и Проливах и распространился на Персию, Афганистан, китайский Туркестан, и Маньчжурию, был снова открыт. Центр российской индустриальной силы тяжести двинулся в восточном направлении.

С точки зрения Р. Штраусц-Гупе, баланс сил таков, что лишь союзная политика, которая основана не только на властно-политическом аспекте, но и на одинаковых ценностях и интересах, будет действенной в будущем. Одинаковые интересы и ценности у США могут быть таковыми только со странами Западной Европы. Таким образом, это в американских интересах помочь странам Западного мира политически и экономически восстановиться.

Роль США в мировой политике

Р. Штраусц-Гупе указывает на большие идеологические различия между советской империей и западными демократиями, а для коммунистической идеологии присуще опасное динамичное распространение, которое США должны предотвратить. Хотя СССР в работе “Баланс завтра” в явном виде не называется противником, от которого западная цивилизация должна  защищаться,  но  это  подразумевается.  Роль  США  в  глобальной картине мира Р. Штраусц-Гупе состоит в том, чтобы нести свободу, как глава и защитник западной цивилизации. Итак, его исследования выкристаллизовались в руководящую роль США в мире и их спасительную роль для Западной Европы, а иначе мир окажется в руках СССР, который, возможно, несет еще большую опасность, чем национал-социалистическая Германия. Он твердо верил в предназначение США как защитника и носителя этой свободы всему миру и в то, что главная задача США состоит в объединении мира под своим лидерством. Cо времен Первой мировой войны ключевой вопрос, с которым сталкиваются США – это защита Западной цивилизации, что представляет, с точки зрения Р. Штраусц-Гупе, национальный интерес США, потому что американская демократия немыслима в каком-либо ином контексте.

Описывая США как произведение эпохи позднего Просвещения, он считал, что, в отличие от Западной Европы, они смогли осуществить индустриализацию, не отчуждая граждан от существующих ценностей страны, не последней из которых был здоровый скептицизм к интеллекту. США были тем, что могло сохранить и распространить западную цивилизацию по всему миру. Р. Штраусц-Гупе считает необходимостью преодоление традиционного изоляционизма США и вмешательство в бушующую войну в Европе. Будучи эмигрантом, он имел личный опыт столкновения с политическим переворотом и потрясениями в Европе, и утверждал политику силы, которой, как считал, не хватало американцам. 

В интервью 1995 года он скажет, что до Второй мировой войны США могли выбирать то, что хотели, и совершенно не были заинтересованы в политике с позиции силы, уповая на торговлю и международное право. Будучи европейцем, он имел иной взгляд и видел опасность бездействия американцев перед Гитлером или Сталиным, которые собирались захватить весь мир. США олицетворяли для него свободную жизнь, ценность которой они проповедовали, но при этом не видели глобальной угрозы завоевания мира, которой необходимо было противостоять . То, что имело значение в политике, был не закон, а власть. Основывать внешнюю политику лишь на вопросах о праве и морали неуместно в международной политике. 

Р. Штраусц-Гупе относился к США как к “единственной революционной силе в этом веке”. США были ориентированы на будущее, нацией многих наций, толерантной и прагматичной. Именно они должны были объединить земной шар под своим лидерством. Из работ Р. Штраусц-Гупе ясно, что американцев и европейцев, Западную цивилизацию, он рассматривает как наивысшее выражение исторического развития. Главной целью США должно быть спасение Западной цивилизации. Анализируя факторы силы, он указывает, что сила - средство достижения цели. Эта цель – сохранение индивидуальных жизней и гармоничного сообщества. Если человечество должно прогрессировать вперед по пути знания, богатства и христианской этики, то человек, его права и свобода, является конечной целью политики, и что постепенная адаптация предпочтительна для сильных изменений. Это значит, что перед США стоит обязанность “тянуть” вперед Западную цивилизацию вместе со многими и заметными ее недостатками.

Он утверждал, что после 1945 года осталось лишь два варианта – “Американская империя” или “федеральная Европа”. Первый состоял в том, что вся власть концентрируется в американском императиве превосходства власти, а Европе отводится роль провинции. Такой вариант Р. Штраусц-Гупе отвергал на основании того, что это не позволит установиться здоровым отношениям между Западной Европой и США, и по сути США вообще не способны справиться с такой задачей. А, значит, оставался второй вариант, который и надо было воплощать в жизнь - воссоединить западное сообщество через социальное согласование на местах в федеральную систему, которая учитывает автономию разнообразных частей Европы. Он видел задачу поиска точек соприкосновения, на основе которых ведущие державы Европы (к которым относятся Великобритания и Франция, но не Германия) могут объединиться в процессе создания европейского единства. Такая Западная Европа будет в безопасности от советского запугивания и коммунистической подрывной деятельности. Он признавал трудности осуществления такого сценария в Европе, особо указывая на трудности с Великобританией, но писал о том, что лишь в этом случае Западная Европа будет обладать военной силой, которая станет гарантом ее безопасности, и способной разделить с США бремя защиты Западной цивилизации во всем мире . Поэтому важно, чтобы США и государства Европы, которые разделяют общие политические традиции и ценности, объединились в федерацию.

Геополитика холодной войны: угроза СССР

Такое  видение  роли  США  на  мировой   арене   логично   привело   к   тому,  что   Р. Штраусц-Гупе стал одним из идеологов холодной войны. Его работы, связанные с периодом холодной войны, могут быть условно разделены на три периода:
1)    C 1948 по 1952 гг., когда США обладали ядерным превосходством, не испытывали внутренних проблем советского масштаба и были сильнейшим государством в мире. Работы Р. Штраусц-Гупе были связаны с изучением Европы, исходя из того, что США могли бы использовать превосходство силы, чтобы урегулировать ситуацию наиболее благоприятным для себя образом.
2)    С 1954 по 1957 гг., когда фокус холодной войны был перенесен с Европы на Ближний Восток и Азию. Важнейшим аспектом для Р. Штраусц-Гупе была экспансия советского влияния среди неприсоединившихся к кому-либо людей мира, и одновременного укрепления силы СССР в Восточной Европе. В это время он также работал над институционализацией своего подхода к международным отношениям и распространением влияния на высокопоставленных политиков. Он основал журнал Orbis и Foreign Policy Research Institute для проведения исследований, которые были направлены на разработку будущей американской стратегии политики, развития методов исследования международных отношений. 
3)    С 1957 по 1961 гг. был наиболее спорным и дискуссионным периодом, в который была выпущена одна из основных работ Р. Штраусц-Гупе “Затяжной конфликт” .
Для характеристики того, как он понимал СССР и характеризовал его по отношению к США, обратимся к работе “Затяжной конфликт” и статье “Почему Россия впереди в пропаганде”.   Первая   работа   вышла  в  свет  к  концу  второго  президентского  срока  Д. Эйзенхауэра.   Правительство   не    поддержало    идеи    Р.    Штраусц-Гупе.    Хотя    Д. Эйзенхауэр был сторонником холодной войны и гонки вооружений, но период его президентства рассматривался как ослабление напряжения между США и СССР. Военная стратегия Д. Эйзенхауэра имела антикоммунистическую направленность, но для него было важнее достижение стабильности в военных расходах федерального бюджета перед лицом рецессии и роста оттока доллара из экономики, поэтому он не увеличивал военные расходы. Именно неудовлетворенность Р. Штраусц-Гупе американской внешней политикой привела к созданию в 1955 году Foreign Policy Research Institute. Вся деятельность Р. Штраусц-Гупе была направлена на развитие стратегии, при которой США выиграли бы холодную войну. Результатом исследований стала работа “Затяжной конфликт”, в которой он всесторонне рассматривает СССР так же, как он ранее рассмотрел Германию. Советский противник должен был быть понят, в частности его метод ведения конфликта, а также нужна была конкретная стратегия, чтобы использовать слабые стороны СССР. Он рассматривал СССР и с философской, и с геополитической стороны. Будучи не высокого мнения о немецкой философии XIX и начала XX вв., он резко отрицательно относился к марксизму, который считал “претенциозным”, а также стоящим против ценностей свободы и демократии. В советском марксизме он видел то же научное мошенничество, что и в немецкой Geopolitik. Аналогично тому, во что была превращена геополитика национал-социалистами, В. И. Ленин использовал марксизм как машину извлечения пользы и удержания неограниченной власти. А затем СССР Сталина соединил имперскую российскую традицию с революционным подтекстом марксизма-ленинизма. В “Затяжном конфликте” СССР представляется машиной по выведению из строя Запада, а демократические страны слишком наивны, чтобы осознать советскую стратегию. Эти страны были склонны видеть лучшее слишком долго, до последнего момента, когда только лишь отчаянные меры могут позволить им спастись. А такая тактика пассивного ожидания со стороны Запада, давала тактическую подвижность СССР. 
Коммунисты рассматривают конфликт в долгосрочной перспективе и находятся в состоянии постоянной революционной войны, в то время как Запад рассматривает войну в терминах “сражений”. СССР использует все аспекты социальной, политической, психологической и экономической войны, чтобы получить стратегическое преимущество над врагом. Это тотальная революционная доктрина, доминирующая во всех областях жизни общества, созданная для свержения существующего общественного порядка и создания коммунистического общества. В дискурсе Р. Штраусц-Гупе о СССР доминирует описание коммунистов как опасной фигуры “другого”, который в отличие от “нас” (Западной цивилизации), поглощен желанием силы и мировой революции. Его работа задумывалась как представление истинной природы коммунистической угрозы для пробуждения Запада, политика которого была сведена лишь к реагированию на каждую коммунистическую атаку вместо осуществления активных действий. Р. Штраусц-Гупе определяет четыре взаимосвязанных принципа стратегии затяжного конфликта СССР, которые представлены ниже.

1)    Непрямой (косвенный) подход. Стратегия затяжного конфликта откладывает решающее сражение до того момента, когда баланс сил склоняется в сторону революционеров и победа гарантирована. Это был принцип действия СССР в выходе из Ирана в 1946 г. и из Южной Кореи в 1953 г. Однако это не значит, что коммунисты отвергают военные тактики, они просто используют тонкие, косвенные методы. СССР, согласно Р. Штраусц-Гупе, переносит конфликты в “серые зоны” и проводит “войну через доверенные лица”. Серые зоны составляют те части мира, которые не покрыты западной системой безопасности, такие как Азия и Африка, и где существующие национальные освободительные движения служат полезным средством для постепенной коммунистической инфильтрации. Назначение такого подхода в локализации конфликта и воздержании от открытого вызова Западу. Это позволяет поставить оппонента в замешательство, поскольку не видя явной коммунистической угрозы (а значит неуверенные в подлинности вызова), западные страны откладывают ответные действия, в результате чего ситуация полностью выходит из под контроля в пользу СССР. “Доверенные лица” коммунизма действуют по двум направлениям: национально-освободительные движения, используемые для ведения войны в странах “третьего мира”, и различные национальные коммунистические партии, действующие внутри Запада. Вторые наиболее опасны, потому что через национальные коммунистические партии советские лидеры осуществляют ежедневное вмешательство в политическую жизнь нейтральных и западных государств,  влияя  на  внутреннюю  и  внешнюю  политику.  А   поскольку   Р. Штраусц-Гупе предполагает, что все коммунистические партии контролируются прямо из Москвы, то западные коммунисты являются непосредственной угрозой для западной демократии и свободы, и в случае конфликта, они превратятся в пятую колонну в распоряжении коммунистического командования.
2)    Обман и отвлечение. Согласно Р. Штраусц-Гупе, у коммунистов есть два основных метода обмана: изменение политики и преувеличения. Он предлагает три примера политических изменений СССР, которые во многом были следствием игры на западных надеждах на мир во всем мире и производились для подрыва западного противостояния коммунистическому вызову. Первым была новая экономическая политика В. И. Ленина в 1921 году, которая предлагала западным наблюдателям картину того, что СССР движется в сторону компромисса между социализмом и капитализмом; вторым были призывы И. В. Сталина к националистическим настроениям в середине 1930-х гг., которые предлагали отказ от бескомпромиссного коммунизма;  третьим  была  кампания  десталинизации,   инициированная   Н. С. Хрущевым. В третьем примере Р. Штраусц-Гупе утверждает, что коммунисты осознали, что их бескомпромиссная политика объединила Запад, и из-за этого они сделали вид, что решили изменить свой курс. Более того, он предполагает, что сам И. В. Сталин задал путь для десталинизации. Этот вывод вырисовывает для Р. Штраусц-Гупе линию преемственности в советской стратегии, и он отрицает существование внутренней политической борьбы за власть и изменения политики. СССР не меняется, это лишь умная и изощренная политическая тактика. Второй метод обмана - преувеличение - относится к советской экономике и фальсификации военных данных. Он утверждает умышленный статистический обман СССР ответственным за эскалацию гонки вооружений. Советская техника отвлечения состоит в том, что если внимание Запада будет перенаправлено на вложение всех ресурсов и усилий в то, что выгодно СССР, то их положение в Восточной Европе будет укреплено как никогда. Р. Штраусц-Гупе предупреждает, что СССР старается лишить Запад его источников стратегического сырья, рынков, интеллектуалов, идеологии, а также окружить по Азии, Ближнему Востоку и Африке.
3)    Монополия инициативы. Успех затяжного конфликта зависим от поддержания врага в постоянном оборонительном и реактивном состоянии. Коммунисты тонко играют на моральных и юридических принципах западной цивилизации через разграничение “зоны мира” и “зоны войны” холодной войны. Он нашел отражение этого в Доктрине Трумэна, где основой стала политика сдерживания, повлиявшая на внешнюю и политику безопасности, опираясь на предположение о “зоне войны” и “зоне мира”. При политике сдерживания США должны были продолжать реактивную политику, применяя ответное давление на СССР вместе “серией постоянно меняющихся географических и политических точек, соответствующих сдвигам и маневрам советской политики”, что означало - места конфликта выбирались коммунистами. Запад боролся лишь за сохранение статус-кво, позволяя силе СССР беспрепятственно расти, приводя к перевесу баланса сил в пользу СССР. 
4)    Изнурение. Первая из техник изнурения - использование свободы слова в западных обществах для культивирования комплекса вины и повышения оппозиции  по  отношению  к   политике   холодной   войны.  В этом  случае  Р. Штраусц-Гупе ссылается на советские обвинения в адрес западного империализма. Вторая техника - предложение мира и нейтрализация дискуссий, особенно о статусе Германии и демилитаризации Центральной Европы. Таким образом, последовательные призывы Н. С. Хрущева к переговорам на высшем уровне опять же интерпретируются как часть тонкой военной стратегии. Цель состоит в воздействии на общественное мнение за пределами коммунистического блока и проведении пропагандистской кампании, как и все бои холодной войны, на территории свободного мира. Целью советской кампании нейтралитета в Европе является роспуск западной системы союзов, во-вторых, вывод американских и британских войск с европейского континента, и, наконец, создание широких демилитаризованных регионов Центральной Европы, которые, подверженные давлению силы со стороны СССР, в конечном итоге уступят ему. 

Эти выводы о стратегии СССР отразились в работе “Будущая стратегия Америки”, выпущенной в 60-е годы, где был предложен ответ на затяжной конфликт. Единственным действенным вариантом Р. Штраусц-Гупе определяет постоянное давление по советской периферии, при укреплении единства и военной мощи Запада. Активная западная тактика в таком направлении вынудит коммунистов принимать стратегические решения, которые были невозможны при политике пассивного сдерживания. Запад сможет победить СССР, если враг лишится тактической гибкости. 

Критика идей Р. Штраусц-Гупе

“Затяжной конфликт” был одним из множества текстов, связанных с дискурсом холодной войны, который показывал, что советская опасность центральна и всеобъемлюща, чем обосновывалась необходимость увеличения доли военных расходов. Исторический и политический контекст в определенной степени вообще не замечался. Как можно отметить, во взглядах Р. Штраусц-Гупе, также проявлялась антиисторичность, когда политика СССР сводилась к одному набору целей, установленных В. И. Лениным, и которые сохранялись на протяжении всей истории СССР даже на этапе десталинизации. Такие исследования были во многом антигеографичны ввиду того, что сводили сложность мировой политики до одного определяющего сценария: глобальная экспансия коммунизма. В центре множества работ Р. Штраусц-Гупе стоит идея о том, что действия СССР определялись исключительно коммунистической идеологией, и такое упрощение скрывало от его взора и взора читателей изменения на мировой политической арене или внутри СССР.

Один из критиков этих идей Дж. У. Фулбрайт писал о том, что социальный климат был таков, что дискурс холодной войны был привлекателен как для военных, так и для гражданских. Постоянная атмосфера нагнетания коммунистической угрозы представляла опасность для общественного мнения. Он отмечал, что радикализм правых вполне ожидаемо обладает массовой привлекательностью, потому что предлагает простое и понятное решение: “выместить все на враге”.

Р. Штраусц-Гупе на протяжении всей своей жизни интересовался методами пропаганды в виде политической и психологической войны. Он осуждал ее как в случае Германии, так и СССР, но при этом сам выступал в роли пропагандиста контрпропаганды, знающий противника досконально и понимающий истинные намерения и те обманные стратегии, которые будет использовать враг. Это создавало атмосферу постоянной опасности в политической жизни США. В утверждении декодирования враждебной пропаганды, Р. Штраусц-Гупе на самом деле занимался созданием американской пропаганды и условий для милитаризма холодной войны. Столь односторонне описывая СССР, он облегчил создание дискурса холодной войны, что создавало сложности для заключения мира или хотя бы дипломатических взаимоотношений, сужая любое пространство для диалога и дипломатии. 

В какой степени он постулировал действительный расизм или скорее ярко выраженный культурный шовинизм, говоря о том, что лишь западная цивилизация стоит на позициях прогресса, благосостояния, свободы и порядка, а иные регионы и культуры, к которым эта цивилизация не относится, отсталы, бедны, несвободны и стоят на позициях кровавых революций, сложно сказать. Но во многом его позиция объясняется временем, в которое он жил и тем, что его собственные работы по сути относятся к идеологизированной геополитике: разделение между расой, культурой и идеологией не всегда можно явно провести. Но Р. Штраусц-Гупе и сам понимал идеологический подтекст своей работы. Он считал, что невозможно упорядочить данные без введения ценностных суждений, которые являются собственной моральной философией исследователя. Эти ценностные суждения не могут быть исключены из наблюдаемых явлений, поскольку это - моральное суждение исследователя, который идентифицирует феномен и формулирует гипотезу о нем. Восприятие одного человека другим зависит от того, чем они оба являются - от того, как один человек воспринимает себя и других как моральное существо.

Заключение

Р. Штраусц-Гупе был видным государственным деятелем, дипломатом, и в ряде случаев его идеи оказали непосредственное влияние на принятие политических решений в США. Он начал свою карьеру с написания труда о национал-социалистической Германии как глобальной угрозе для США и мира, а в послевоенный период дал аналогичный анализ СССР. В обоих случаях, система изложения геополитики была одинакова: дискурс опасности о грозном, глобальном враге, представленном как фигура “другого”. В работах сохранялся набор сходных идей на протяжении всей его деятельности. К ним относятся избирательный характер использования Р. Штраусц-Гупе доктрины и пропаганды постулируемого им врага как подтверждение тайного, деструктивного и изощренного умысла в каждом действии, что у врага заранее установлен план завоевания мира как центральный пункт всей внутренней и внешней политики. Исходя из этого, задачей всех его работ было: открыть глаза США на реальный характер угрозы, которая стоит перед ними. Несмотря на противоречивость взглядов Р. Штраусц-Гупе и одностороннее изображение врага, его идеи остаются актуальными и в современных условиях. Главным достоинством его работ остается то, что, по сути, задавая курс холодной войны, он конструктивно использовал собственный опыт европейского эмигранта и знания различных наук - истории, географии, политологии, социологии. Он видел результат “геополитического воздействия” на Австро-Венгрию, происходившие войны в Европе и понимал важность баланса сил в мире как для государств, так и для человека. Его волновали не только властно-политические аспекты, но и сам человек. Оценивая врага и противопоставляя его Западной цивилизации, несмотря на то, что этот изображаемый контраст и ценности врага были недостоверными (как можно увидеть в “Затяжном конфликте”), но благосостояние человека и сохранение ценностей свободы и демократии становится не менее важным, чем рост мощи государства. Он стремился к созданию баланса сил во имя свободы и демократии, но считал, что единственная система, которая могла это сделать – американский тип демократического федерализма. Предложенная им геополитическая стратегия была направлена на достижение мирового порядка, когда во главе всего человечества будет стоять Американская империя.

В своих работах Р. Штраусц-Гупе обозначил ключевые проблемы и предложил собственную модель их решения. Это не была лишь теоретическая работа, но практическая деятельность по привлечению внимания к геополитическим аспектам во внешней политике и по обучению этому американцев, чему он посвятил всю свою жизнь.

Якушина О.И.
 
 
 
Список литературы:

1.    Дугин А.Г. Геополитика. М.: Академический проспект; Гаудеамус, 2011.
2.    Crampton A., Tuathail G. Intellectuals, institutions and ideology: the case of Robert Strausz-Hupé and “American Geopolitics” // Political Geography, 1996. – Vol. 15. – № 6/7.
3.    Fulbright J. W. Memorandum: propaganda activities of military personnel directed at the public. In Fulbright of Arkansas (K. E. Meyer, ed.). – Washington, DC: Robert Lute, 1963.
4.    Sicherman H. Robert Strausz-Hupé: His Life and Times // Orbis, 2003. – Vol. 47. – № 2.
5.    Strausz-Hupé R. Axis America: Hitler Plans Our  Future. – New York: Putnam, 1941.
6.    Strausz-Hupé R. Democracy and American Foreign Policy – Reflections on the Legacy of Alexis de Tocqueville. – London: New Brunswick, 1995.
7.    Strausz-Hupé R. Geopolitics: The  Struggle for Space and Power. – New York: Putnam, 1942.
8.    Strausz-Hupé R. In My Time. – London: New Brunswick, 1996.
9.    Strausz-Hupé R. It’s smart to be geopolitical // Saturday Review of Literature, 1943. – Vol. 26. 
10.    Strausz-Hupé R. The Balance of Tomorrow. – New York: G. P. Putnam’s Sons, 1945.
 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения