Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Геополитика ислама: анонс семинара Версия для печати Отправить на e-mail
18.04.2011
Геополитика ислама: анонс семинараЦентр Консервативных Исследований и Кафедра социологии международных отношений представляют серию еженедельных интеллектуальных семинаров социологического факультета МГУ под руководством профессора А.Г. Дугина.

20 апреля в 16.00 состоится семинар на тему «Геополитика ислама».
Прямая трансляция семинара на сайте www.evrazia.tv. 
Основной доклад на тему «Геополитика ислама» сделает профессор А.Г. Дугин. 

Также будут представлены следующие доклады:
· «Геополитика Аль-Каиды» - теолог-религиовед, B.A. (Oxon), M.A. (Oxon), Краковский университет (религиоведение), Академия Папы Римского в Кракове (философия), Oxford (Теология)  Мансур-Мачей Яхимчик
· «Христианские корни ислама» - к.и.н., старший научный сотрудник ИВИ РАН А.В. Муравьёв;
· «Геополитика Турции» - к.и.н., ведущий аналитик Санкт-Петербургского центра изучения современного Ближнего Востока, доц. ФМО СПбГУ А. Сотниченко;
· «Геополитическое прочтение наследия Исмаила Гаспринского» - аналитик портала «Геополитика.ру» В.А. Гулевич.

Тезисы доклада профессора А.Г. Дугина «Геополитика ислама»:

Часть 1. Геополитико-цивилизационный анализ ислама 

  1. Территории ислама занимают в геополитическом районировании планеты промежуточную зону Rimland. Это означает, что с точки зрения, великой войны континентов, ислам как геополитическое целое (позже рассмотрим, есть ли такое целое или до какой степени оно есть) принципиально двойственен. То есть он может быть как евразийским, так и атлантистским. Удивительно, но такой простейший геополитический анализ, который мы давно предлагаем сделать всем, сами исламские геополитики не делают. Поэтому исламских геополитиков нет. Если бы исламские геополитики появились, то сразу в дуальном ключе: исламо-атлантисты и исламо-евразийцы.
  2. Исламская зона имеет три идентичности: смешанную Rimland as Rimland, Rimland как зона контроля Seepower и Rimland как зона контроля Landpower.
  3. Цивилизационно можно сказать, что евразийскими в исламе являются следующие черты: пустынное кочевничество древних бедуинов, тюркизм (от степного евразийского прошлого) и (частично) иранизм (Персия как сухопутная империя). Евразийскими являются также кланово-боевой афганизм и полиэтнический пакистанизм (плюс Бангладэш). Геополитическая идентичность тихоокеанского и дальневосточного ислама слишком удалена от основного театра геополитических игр, чтобы сейчас рассматриваться.
  4. Цивилизационно атлантистскими являются в исламе следующие черты: финикиизм (карфагенизм), ориентация на торговый строй, наивный буквализм, исламский модернизм, евроислам. 

Часть 2. Классические дихотомии евразийского отношения к исламу 

  1. Недавно Ален Сораль написал книгу «Понять империю». Книга очень неплохая. Сораль, наряду с де Бенуа, самый интересный и пассионарный интеллектуал Франции. Его мысли о религии занятны, но чрезвычайно упрощены. На их фоне наши мысли намного весомее, а реконструкции намного основательнее. Только по этому контрасту (а не потому, что мы так уж настаиваем на этих соответствиях) позволим себе воспроизвести традиционную для неоевразийства типологию геополитики и форм ислама.
  2. В религиозном стиле ислама есть ряд, безусловно, евразийских черт. Это – шиизм и суфизм. Эти два явления представляют собой полицентрическую системы толкования исламской доктрины, соответствующую многополярности евразийской философии.
  3. Если вспомнить наш разговор о десекуляризации, можно сказать, что шиизм и суфизм находятся на противоположном полюсе от наивности. Они наиболее философские. Особенно интересны крайние шииты – исмаилиты (федаины).
  4. Атлантистскими мы, как правило, называем такие течения как салафизм, ваххабизм и «чистый ислам», а также другие формы исламского фундаментализма,  за счет того, что они служили американцам инструментом антисоветской борьбы при двухполярном мире, а ранее англичанам для антиосманской консолидации арабов.
  5. Примерно также думают наши друзья в Европе (включая мусульман – таких как Клаудио Мутти).
  6. Однако: после вторжения США в Афганистан талибы оказались лицом к лицу с чистыми атлантистами и воюют с ними. Антиамериканизм среди фундаменталистов (включая салафитов и ваххабитов) очень силен. Абсурдно держаться (с нашей стороны) догм и сближений, если они опровергаются реальностью. Делая reality check, мы стоим на грани того, чтобы пересмотреть наше отношение к радикальному суннитскому исламу (в положительном ключе).
  7. Может быть, и есть инструментализация этого направления со стороны атлантизма (как иначе объяснить участие Аль-Каеды в событиях в Ливии и много другое?) Есть также основания видеть в ваххабитах проамериканскую силу, дестабилизирующую ситуацию на Северном Кавказе. Но мы не можем отрицать очевидного: что представители этого направления борются с оружием в руках против атлантизма. Это значит многое. Это значит, мы должны отнестись к ним внимательнее. 

Часть 3. Геополитика шиизма/геополитика суннизма 

  1. События в арабских странах показывают географию шиизма . Эта география может быть осмыслена геополитически. Хомейнистская модель не ограничивалась Ираном. Она распространялась на Ирак, частично, Сирию, Бахрейн и Ливан. Шииты есть в Палестине. Этот шиитский мир ориентирован эсхатологически и сегодня крайне антиатлантистски. То есть шиизм в нынешнем состоянии (а если верить азербайджанцу Гамиду Хересчи – то речь идет о суправивенции исмаилизма – что представляет собой очаровательную гипотезу) есть полюс евразийской сухопутной геополитики. И поэтому все исламские силы и страны, симпатизирующие Ирану, должны быть нами автоматически горячо поддержаны. Каддафи имел тесные связи с Тегераном. В отличие от Мубарака или Бен Али, потому иранцы приветствовали их свержение.
  2. Тут можно сделать предположение: а нет ли структурных связей между шиизмом и суфизмом в имсламском (арабском) мире? Сходство есть в смысле неприязни к ним салафитов. Сходство есть в нюансированности мистических экзегез. Если у этого сходства есть геополитическое выражение, это могло бы стать интересным выводом. Каддафи, например, организовал в свое время конгресс суфиев в Триполи.
  3. Суннизм и радикальный суннизм имеют центром Саудовскую Аравию (пустыню Наджд, родину Аль-Ваххаба). Это вторая половина арабско-ближневосточного мира. Вот здесь явный дуализм с шиитским полюсом. Эта оппозиция должна быть как-то геополитически осмыслена: если шиизм точно евразийский, то, скорее всего, здесь антишиизм означает антиевразийство. Но этот тезис надо более тщательно проверить. Мы берем эту аффирмацию пока с вопросительным знаком.
  4. Турецкий ислам стоит строго отделять от арабского. Это тоже суннизм, но преимущественно суфийский и особый тюркский. Быть может, стоит говорить именно о тюркском исламе, который в целом является евразийским по своим цивилизационным ориентациям. A propos, разговоры о конфликте суннитской Турции и шиитского Ирана (Маргелов у Шевченко) совершено безосновательны. Сегодня как никогда отношения между этими странами гармонизированы.

 Часть 4. Ислам и этнос 

  1. Вопрос об этническом начале в исламе стоит остро. Здесь есть разные позиции. От радикального антиэтнизма Джемаля (ислам уничтожает все формы идентичности, кроме новой уммы, объединенной трансцендентной верой) до гиперэтнизма Нухаева, который не просто настаивает на признании правомочности реально этнического ислама в регионе Северного Кавказа (Чечня), но и предлагает (как мы видели) этническую герменевтику ислама в целом.
  2. Не входя в дискуссии, констатируем следующее. Этнический фактор объективно влияет на рецепцию Корана. Нельзя исключить и даже более чем вероятно, что имено этнизм предопределяет принадлежность к шиизму и конституирует культуру суфизма. Конечно, шиизм общеисламский универсальный выбор. Но предилекцией к нему обладают вполне конкретные этносы и воплне конкретные культуры. Например, иранская. И чем более радикальный шиизм (от 12 к 7), тем более он этничен.
  3. Этнос – это то, что стоит на стороне евразийских интеграционных моделей империи. Этнос есть основа традиционной империи. Этнос означает плюральность локальных групп и соцветие культурных отличий. Эти черты присущи нашей экстатической империи. Этнос – это конкретный животворный сакральный организм. Этнизация религиозных теорий сама по себе черта евразийская, способствующая построению полицентричной теллурократической общности.
  4. В этом смысле этнический ислам ближе к евразийству, чем выхолощенный и универсалистский.
  5. Поэтому этнизация ислама должна быть принята нами позитивно.
  6. Это – чистая теория. Конечно, разные силы в исламе сражались против русских исторически. Имамат Шамиля был организован на основе тарикатов и имел этническую подоплеку. Иными словами, все выделенные моменты автоматически не означают полной гармонизации империи и этносов. Но империя не уничтожает этносы, а сохраняет их. Универсализм – в том числе и теологический - уничтожает этносы. В этом смысле салафизм последовательно антиэтничен.

Вывод: надо укреплять связи евразийства с теми ветвями ислама, которые 1) находятся в максимальной оппозиции атлантизму (принцип общего врага) и 2) созвучны изысканной и полицентричной парадоксальной идеологии неоевразийства (шиизм и суфизм).

Начало в 16.00. Социологический факультет, ауд. 408. Для прохода необходима предварительная регистрация.

Справки по телефону (495) 939-27-45.
 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения