Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Дугин А. Гераклит и современная Россия. Тезисы к модернизации русского общества. Версия для печати Отправить на e-mail
24.09.2012
Западная философия началась с Гераклита и его учения о логосе. Хайдеггер показывает, что на нем она и кончилась. Гегель и Ницше, завершающие западную философию, приоритетное внимание уделяли именно Гераклиту.
Русская философия вообще не начиналась. Пока. То, что было – было лишь первыми попытками мыслить философски, которые соскальзывали. Логос в европейском понимании, явно не удел России. Наш удел хаос. Но…

Мы видели (предшествующие семинары), что хаос есть не эксклюзия логоса, а его инклюзия. Логос есть в хаосе. Тот хаос, в котором нет – ВНУТРИ него – логоса, есть помойка, а не хаос, археомодерн. Хаос чреват, он всегда беременен.
 
В русском хаосе дожен быть логос. Он запутался в складках хаоса. Если русское – хаос, а не помойка, там точно должен быть логос. Его можно вызволить. Но никто – никто! – не должен и не может нас заставить повторять путь радикального разрыва логоса с хаосом (что произошло в западно-европейской философии). Можно допустить, что структура момента появления логоса из хаоса у нас будет общей с западно-европейской философией, но все остлаьное, скорее всего, совершенно другим, тем более конец, которого в философии хаоса вообще не может быть вообще.
 
Продолжая гипотезу: русская философия должна начаться с Гераклита, но пока не факт, что она должна сделать такие же последующие шаги, как западная. Да и это не принципиально. Давайте НАЧНЕМ с Гераклита. Этого достаточно. Это если окажется возможным, это будет НАЧАЛОМ.
 
Гераклит уже с первого фрагмента, а читать его можно с любого фрагмента, призывает нас к Логосу (to sofon), как иному. «Слушая не меня, но логос, всё одно». Русские тут же бросаются на «всё одно». И забывают, что слушать надо не себя (=Гераклит), а логос. Для русских –в нашем хаосе – всё одно и так (без Гераклита). Так говорит расствореннный в хаосе логос (всеединство В.Соловьева). Но так мы далеко в философию не уедем. То, как мы понимаем, что «всё одно», это бред. Начинать надо с того, что сам Гераклит не понимал, что всё одно, а понимал, что всё различно и отдельно, а также не сходится. То есть Гераклит всё разделял. А чтобы он перестал разделять, его должно было поразить нашествие логоса, ударить молнией. Тут русские перестают, что-либо понимать: «какая молния, нам и так всё ясно, всё одно, конечно одно»… Видите как всё запущено… Нам прежде Гераклита, надо было объяснить, что всё не одно. У русских отсутствует психологический фундамент для философии. Сила хаоса слишком сильна в нас. Это очень хорошо, но пока это так, мы не найдем логоса в наших русских складках.
 
Надо выкорчевать из себя В.Соловьева и стать (пусть на время) чуть более вменяемыми. Вокруг нас множество. Кто, этого не признает, тот сейчас покидает аудиторию. Не с позором, с почетом – так думает русский народ, и он прав. Но ему Гераклит не нужен, он и так все знает. Тем более не нужен ему В.Соловьев. Русский народ сам по себе молодец. Но логос русский народ в своем естественном состоянии искать не хочет и не станет, никогда толком не искал. Зачем ему часть хаоса, причем бесконечно малая?! Он есть весь хаос и сразу. Богаче выбор. И народ не прогадывает. Философии при этом нет и не может быть, пока что-то не изменится.
 
Гераклит есть предел сложности для русского. Непонимание его тут же запирает для нас философию как таковую и дальнейшую западную, и восточную (религиозную, индийскую, китайскую), и возможность создать свою оригинальную философию. Пока не разберемся с Гераклитом, пусть с его первым фрагментом, а также и с остальными, мы твердо стоим на месте, то есть спим.
 
Поиск логоса состоит из двух шагов. Первый шаг: выход из очарованного сна и фиксация пробужденности в мире множественности. Это больно. Это почти не выносимо. Это совершенно не по–русски. Русские, когда предчуствуют это, ругаются. У русских нет никаких данных для этого – ни в культуре, ни в образовании, ни в психологии. Но без этого всё остальное заказано. Русские как носители хаоса -- волшебные, чтобы понять, что мир множественен, им надо стать обычными. Надо расколдоваться. Чрезвычайно неприятно. Это возможно только снаружи хаоса. Из хаоса надо вылезти. Но не в порядок, а в пространство боли. Скорее, в беспорядок.
 
 Второй шаг: надо сгореть в лучах вертикальной оси, пронизывающей человека, растерянно взирающего на множественность вокруг. Ось есть огонь и молния. «Пюр» (огонь) и «кеуранос» (молния) -- два имени бытия у Гераклита. Но они бьют только в одно место: в поле напряженности между бодрствующим человеком и угнетающей его множественностью. Если чего-то не хватает – человека, бодрствования или множественности, у огня не будет места. Молнии некуда будет бить. Молния бьет только снаружи хаоса. Там же, снаружи хаоса и складываются все формулы Гераклита – там обнаруживаются фюзис, айон, боги и люди, «этос антропо дайомон», Зеус, которым любит и не любит называться «to sofon» и т.д.
 
Снаружи хаоса строится величественная архитектура порядка. Это конструкт, вытянутый вокруг молнии и огня. Вокруг логоса. Так создается пространство философии. Нам для этого нужно выйти наружу (мы живем, с философской точки зрения, в центре земли, под землей, наши небеса и светила искусственны, это полая земля, мать-земля, земля-вода, земля бездна, жидкая земля) и снаружи же сподобиться удара. Там, вдоль оси молнии будут иерархии, чины, этажи, лестницы и порядки, там есть верх и низ. Они одно и тоже, по Гераклиту, потому что для жителей хаоса нет ни того, ни другого, а когда появится верх, появится и низ. Там пребывают люди и боги, а также звери и духи. Там. Это важно – ТАМ. То есть не здесь.
 
Западноевропейская философия, оказавшись снаружи и ударенная молнией, осталась на веки зачарованной величественным зданием логоса. И она там испортилась. Логос вначале пульсировал, потом застыл, потом оледенел и высох. Потом раскололся на мириады останков. Каждый из западно-европейских людей получил по кусочку, как камень от Берлинской стены. Это его личный логос, точнее, то, что него осталось. Он больше не живой и есть реликвия. Рассеяный логос по растерянным множествам – общество помойки (современный Запад постмодерна). Такой мир, по Хайдеггеру, должен либо начинать сначала (другое Начало), либо исчезнуть. Нас всё это не касается, мы еще и первого раза не начинали толком.
 
У нас другие проблемы. Два шага я описал. Третий шаг состоит в том, чтобы опознать в логосе хаос. Увидеть, что снаружи есть то же самое, что внутри. Мы должны увидеть в чужом логосе родимый хаос, и сделать логос родимым. Мы не должны идти по пути Икара, мы должны вернуться в низины, по пути Орфея (Возможно, мы должны обернуться и взглянуть на то, что они сделали с Эвредикой...) Вернуться, но озаренными светом, пронзенными огнем, сожженными молнией. Только тогда, мы сможем понять тайное измерение Гераклита Темного: всё одно – логос есть хаос. Тьма есть свет. ТАМ есть здесь.
 
Западные не поняли Гераклита. Они посчитали, что «всё – одно» касается ТОЛЬКО того, что снаружи. Они забыли дыхание бездны, откуда выползли, запах сырого небытия. «Всё» для них только вертикаль озарения и горизонталь обыденного. «Всё» для нас это то, что снаружи, то, откуда бьет молния, но и то, что спит в глубине земли, притворяясь русским народом.
 
Гераклит есть русский этнический философ. Вернее, он может таким стать. Если мы сделаем три шага.
 
Преподавание философии в России должно начинаться и заканчиваться Гераклитом. Пока мы не выработаем к нему русского отношения, пока мы его не осознаем, нам вредно и некуда двигаться дальше.
 
Это первый (и последний) закон модернизации.
 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения