Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
Этнические девиации и внутренняя динамика: конспект лекции №9 Версия для печати Отправить на e-mail
16.11.2009

Внутренняя этническая динамика в большинстве случаев находится в гомеостазе, уравновешенном самодостаточном состоянии. Этот гомеостаз подразумевает легкие демографические флуктуация и рост культурного уровня, которые в целом не затрагивают структуры этноса. В свою очередь более интенсивная этническая динамика связана с тем, что у всех этносов, так или иначе, существуют соседи. В этом отношении разделяют динамики межэтнических и внутриэтнических отношений, которые связаны между собой. Если растет динамика внутри этноса, то растет и динамика этногенеза.

По словам питерского философа Александра Секацкого, каждый индивид, ассоциируясь с вневременными социологическими константами, совершает постоянную непрерывную работу по сохранению состоящих из них структур, одной из которых является этнос. Поэтому социализация в нем происходит постоянно, от рождения до смерти. Даже похороны считаются социализацией покойного, связыванием его с потусторонней социальностью. Это чрезвычайно важно, поскольку, как уже говорилось в предыдущих лекциях, динамика деторождения напрямую зависит от процесса смерти и циркуляции душ.

Стоит отметить, что социализацию в этносах проходят не только люди, но также животные, растения, рыбы и даже природные явления. Таким образом персонифицируется природа. Существуют также операции инклюзии, то есть принятие в члены этноса представителей иных народностей. В этом случае вступающий должен признать предков своего нового этноса своими.

Важным явлением в жизни этноса также являются отрицательные социальные обряды, эксклюзии, которые подразумевают под собой изгнание маргинальных элементов. Лишением статуса члена племени или даже человека также наказывают тех, кто отказался от этносоциализации или по каким-то причинам не может в них принять полноценного участия.

Вместе с тем определенные виды девиаций все же допускаются и иногда их носители занимают центральные места в этносе. Как пример, шаман, который умеет разговаривать с животными, духами и растениями. В племени его не считают человеком, однако он носит ярко выраженные не основные социальные функции. Среди наиболее известных девиантов, ставших в главе этнической иерархии можно назвать Чингизхана, который боялся собак, что среди монголов считалось уродством.

Как отмечалось ранее, структура мышления любого человека всегда этнична. То есть именно из специфики этнических культурных конструкций происходит две основные операции мышления - различение и объединение. Предельной формой операции объединения являются кататонические и эпилептойдно глишройдные симптомы. Напротив, предельной формой операции разделения называют какотаназию или внезапную, непредусмотренную этническими структурами смерть. Такая смерть выбрасывает человека из этнического цикла. Именно эта операция лежит в основе понятия абсолютного иного, «другого», которое считают абсолютным злом. Столкновение с таким иным ведет к разбиванию этнических сетей и моделей. Носителями какотаназии обычно считают враждебные этносы.

Наличие такого элемента в этническом сознании приводит к созданию структур противодействия, воинских союзов. Примечательно, что член такого союза сам становится представителем «иного», поскольку его существование становится  обусловленным наличием этого «иного» и сам он несет какотаназию для других этносов. Убивая врагов, он выбивает их из этносоциального цикла, поскольку на войне нарушаются его законы: разрушаются сакральные сооружения, убитых не хоронят согласно ритуалу, а пленные становятся частью другого племени. Таким образом, сохранить гармонию от разрушения, этнос фактически сам неизбежно ее разрушает. 

Стоит отметить, что пленный и раб в этнической иерархии обычно считается низшим, чем животные или вещи. Это нечто, не имеющее сакрального, описанного этносоциальными структурами статуса. Таким образом, гармоническое существование этноса после войны нарушается, появляются низшие и высшие. Это приносит кризис равновесным состоянием этноса, в котором изначально причины для изменения структур не предусмотрены. 

Принципиальным моментом является различие между воином и шаманом. Если воин является представителем какотаназии, «злой смерти», то шаман являет собой «добрую смерть», эвтаназию, то есть он отправляет душу по циклу с тем, чтобы она позже вернулась в потомках. Если шаман является хранителем этнического равновесия, то войны постоянно это равновесие нарушают. Соответственно рост динамики внутри этноса связан именно с проектами воинских элит.

Эти проблемы изучали такие мыслители как Фридрих Ратцель, Людвиг Гумплович, Вильгельм Шмит, Стивен Оппенгеймер и другие.

Они считали, что государство является проектом воинского союза, которые является антитезой традиционных этнических структур. При этом отмечается, что зачастую, если не всегда, эти воинские союзы имеют инородное происхождение. Это объясняется тем, что в мирное время члены воинских союзов в виду своей девиантной природы не могут вести обыденный гармоничный образ жизни, поэтому они часто уходят или изгоняются из этноса. Так возникают кочевые племена, банды, которые в случае военных успехов создают орган подавления, называемый государством.

Таким образом, война является источником этногенеза. Именно в ее ходе одни этносы исчезают, другие ассимилируются, третьи растут и развиваются. При этом в рамках военной организации рождается такое явление как власть, структуры доминирования, которые нарушают баланс в этнических структурах. Устройство этой власти проиллюстрировал Гегель своими знаменитыми рассуждениями о господине и рабе. По его мнению, господин в отличие от раба не боится смотреть смерти в глаза.

Военный союз захватывает рабов, которых тоже гонят на войну. Они в свою очередь тоже захватывают рабов. Так идет этногенез. Происходит резкая интеграция, рост демографии, развитие культура, повышается этническая мобильность. На сегодняшний день все существующие этноса являются результатом процессов этногенеза. 

Учитель Гумилева Сергей Широкогоров говорит о различной этнической взаимодополняемости или о комплиментарности и некомплиментарности. Как пример, комплиментарными оказались монгольские степняки и лесные русские. В свою очередь некоторые кочевые народы не всегда могут быть комплиментарными.

Комплиментарность в ходе истории может привести к созданию полиэтнических общество, которые тоже имеют несколько видов. К примеру, Ксенией называется совокупность нескольких несмешивающихся народов, Химерой – межэтнический паразитизм и Империя, как политологическое понятие.

В рамках полиэтнического общества могут существовать также «отступающие этносы», то есть те, которые пытаются препятствовать ассимиляции.


Владимир Никитин

 

 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения