Ссылки

Фонд Питирима Сорокина Социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова Геополитика Арктогея Русская Вещь Евразийское движение


ЦКИ в Твиттере ЦКИ в Живом Журнале 
«Цветные революции» — череда шагов геополитики Запада против России: реферат Версия для печати Отправить на e-mail
21.12.2009
Серия «цветных революций» в ряде государств постсоветского пространства создала качественно новую геополитическую реальность. Возможность проведения «цветной революции» складывается в странах, где, несмотря на существующие демократические институты, можно в широких пределах манипулировать избирательным процессом и не допускать победы оппозиции, то есть в странах с полуавторитарными или «мягко авторитарными» режимами. Такими были кучмовский режим на Украине, режимы Шеварднадзе — в Грузии и в революционно-демократической Киргизии, где президент Акаев много лет пытался формально следовать западным правилам демократии, и где действовало рекордное количество в СНГ западных фондов и обществ.

Значительные финансовые ресурсы на организацию подготовки и осуществления «цветных революций» на постсоветском пространстве поступали через американский фонд «Поддержки демократии в Восточной Европе» (Support for East European Democracy — SEED), а также:

– Международный республиканский институт. В состав совета директоров входят Джин Кирпатрик, Бент Скоукрофт (неоконсерваторы, бывшие чиновники администрации Белого дома).

– Freedom House. Зонтичная структура для фонда Сороса и фонда Евразия. Председатель – Джеймс Вулси (экс-глава ЦРУ), Джон Негропонте (директор по национальной разведке США).

– Internews Network. Организация, занимающаяся поддержкой открытых проектов в сфере СМИ и обеспечивавшая создание необходимого медийного пространства вокруг «цветных революций».

В настоящее время между Россией и США обострились противоречия, связанные с "цветными революциями" на постсоветском пространстве. Произошла смена правящих режимов в некоторых государствах, причем, на режимы еще более антироссийские и откровенно проамериканские. Есть все основания полагать, что произошло это не без активного американского участия. Создание "анти СНГ ", с подачи и при активной поддержке США, делает Россию уязвимой, отделенной от основных западных партнеров (Германия, Италия, Франция) и ослабляет ее внешние политические и экономические позиции, подрывает ее национальную безопасность и, по сути, является покушением на суверенитет.

Глава 1 . Распад СССР и предпосылки «цветных революций»

 Мир второй половины ХХ века представляет целостную систему. Развитие капитализма на основе европейской цивилизации направило с ХIХ в. процесс интеграции в русло экономического прогресса. Мир стал западноцентричным (при этом понятие “Запад” толкуется расширительно, охватывая не только страны Западной Европы и Северной Америки, но и такие страны как Австралия и Япония ) в технико-экономическом плане, одновременно сохраняя, а подчас и углубляя культурную и историческую самобытность отдельных стран. Интернационализация производства сформировала систему мирового капиталистического хозяйства (МКХ). С развитием и углублением научно-технической революции (НТР) европейская цивилизация все более становилась техногенной и мировой. Техногенной - потому что она была порождена техническим прогрессом и постоянно порождала и порождает его. Суть европейской цивилизации стали выражать научно-технические параметры и связанные с ними социально-экономическая и политическая организация. Одновременно она -“мировая цивилизация”, поскольку во главу угла в центре общественного развития ставится мировое интеграционное развитие (МИР), выражающееся в том, что система и механизм МКХ функционируют по общим принципам и требованиям технологической цивилизации. МИР превращает все национальные экономики в его подсистемы. Эти подсистемы (субструктуры), включают страны или группы стран, место которых в системе определяется степенью их вовлеченности в указанные глобальные процессы и способностью использовать результаты этих процессов в своем внутреннем экономическом и общественно-политическом развитии. Процессы МКХ, НТР и МИР рассматриваются в рамках “мировой переходности” от “незападной” модели развития к “западной”. Распад СССР был порожден противостоянием “Запад” -- “Незапад”, которое завершилось победой “Запада”.

1.1. Распад СССР: причины

В марте 1990 г. на всесоюзном референдуме большинство граждан высказались за сохранение Союза ССР и необходимость его реформирования. К лету 1991 г. был подготовлен Союзный договор, дававший шанс на обновление федеративного государства. Но сохранить единство не удалось. СССР распался. Почему? Приведем наиболее распространенные объяснения, которые предлагают исследователи: СССР создавался в 1922 г. как федеративное государство. Однако с течением времени он все более превращался в государство, по существу, унитарное, управляемое из центра и нивелирующее различия между республиками, субъектами федеративных отношений. Проблемы межреспубликанских и межнациональных отношений игнорировались на протяжении многих лет, трудности загонялись вглубь, не решались. В годы перестройки, когда межнациональные конфликты приобрели взрывной, крайне опасный характер, принятие решений откладывалось вплоть до 1990-1991 гг. Накопление противоречий сделало распад неизбежным; СССР создавался на основе признания права наций на самоопределение, федерация строилась не по территориальному, а национально-территориальному принципу. В Конституциях 1924, 1936 и 1977гг. содержались нормы о суверенитете республик, входивших в состав СССР. В условиях нараставшего кризиса эти нормы стали катализатором центробежных процессов; сложившийся в СССР единый народнохозяйственный комплекс обеспечивал экономическую интеграцию республик. Однако по мере нарастания экономических трудностей хозяйственные связи начали разрываться, республики проявляли тенденции к самоизоляции, а центр оказался не готов к подобному развитию событий; советская политическая система базировалась на жесткой централизации власти, реальным носителем которой было не столько государство, сколько Коммунистическая партия.

Кризис КПСС, утрата ею руководящей роли, ее распад с неизбежностью вели к распаду страны; единство и целостность Союза в значительной степени обеспечивалась его идеологическим единством. Кризис коммунистической системы ценностей создал духовный вакуум, который был заполнен националистическими идеями; политический, экономический, идеологический кризис, который переживал СССР в последние годы своего существования, привел к ослаблению центра и усилению республик, их политических элит.

При создании и первоначальном устройстве СССР был запущен в действие механизм производства этнонационализма — как принцип организации государства и общества и как мировоззренческая норма. Этот механизм привел к формированию социальных групп, интересы которых могли реализоваться именно через национализм, породил многообразные противоречия между «нациями и народностями», которые он же во многих случаях и создал. В этнополитическом аспекте советская общественная система была столь же многообразной и противоречивой, как и ее социально-политические основы. Самое первое, что обсуждалось в те годы в контексте упомянутых выше экономических проблем, — это контроль над ресурсами союзных республик. По мнению республиканских ученых, именно в данной сфере наглядно проявлялся диктат центра и сосредотачивались межнациональные противоречия. А среднеазиатские республики к тому же упрекали центр в недостаточности дотаций из государственного бюджета на их социальное развитие.

Национальные элиты были по экономическим, политическим, личным мотивам заинтересованы не столько в сохранении СССР, сколько в его распаде. «Парад суверенитетов» 1990г. ясно показал настроения и намерения национальных партийно-государственных элит.

Национал-сепаратизм привел к суверенизации республик, ослаблению государственных структур и экономики страны, к фактическому выходу из состава СССР Латвии, Литвы и Эстонии, примеру которых были готовы последовать и некоторые другие республики. Однако это была еще не ликвидация СССР, а отпадение от него отдельных частей. СССР мог сохраниться, даже если бы в нем осталась одна РСФСР, и, наоборот, он не мог бы существовать, если бы в нем остались все, кроме России. Именно России в критический момент принадлежало решающее слово. И Россия — Россия «демократов» — сказала свое слово, добив находившийся в реанимации Союз. Российские «демократы», в силу своих политических интересов, оказались не только союзниками националистов из других республик, которые стремились лишь отделиться от СССР, но и главными действующими лицами в разрушении всего государства. «Отмена» СССР в декабре 1991 г. явилась не столько выражением каких-то объективных процессов, сколько стечением многих обстоятельств, финалом которых явился акт политического насилия над страной со стороны альянса радикалов и националистов.

1.2. Предпосылки цветных революций

РФ втягивается в состояние острой нестабильности, которая создается под давлением извне в геополитических целях - при наличии внутри РФ влиятельных сил, также заинтересованных в дестабилизации. В воздухе висит общее ощущение назревающей революции.

Предпосылки для дестабилизации имеют системный характер, они представляют собой взаимосвязанные "дремлющие" (латентные) кризисы социальных и национальных отношений, деградацию систем жизнеобеспечения, безопасности и культуры, быстрые изменения в массовом сознании. Созревание всех этих частных кризисов и соединение их в систему с переходом в новое качественной состояние есть результат стратегического политического выбора, принятого властной бригадой Б.Н.Ельцина, а затем и В.В.Путина - уже в начале его первого президентского срока. Однако этот процесс был ускорен и поставлен под контроль организованными силами вне и внутри РФ, которые за 2004-2005 годы завладели инициативой.
Уже совокупность событий 2004 г. позволяет трактовать их как эпизоды очередной кампании войны против РФ - так же, как кризис СССР в 1989-1991 гг. был создан в ходе кампании "холодной войны" (разумеется, при наличии объективных предпосылок для кризиса, порожденных в самом советском обществе и государстве).

Конфликты такого рода открыто не декларируются, и пока что не имеется документальных подтверждений сделанному выше выводу о начале в данный момент особой кампании в этой длительной войне. Основаниями для этого вывода служит множество фактов, в которых уже нельзя не видеть определенной системы, содержание и тональность сообщений как западных СМИ, так и "прозападных" СМИ в самой РФ, действия политических организаций внутри РФ, которые воспринимаются как "прозападные". В других подобных ситуациях прогнозы, сделанные на основании таких же "симптомов", сбывались с высокой точностью (как это произошло в начале 90-х годов).

В обществе спектакля особым видом театрализованного ритуала являются выборы. Выборы - это спектакли и соревнования за власть. Выборы обеспечивают политическим действиям толпы помпезность, страх, драму и кульминацию. Выборы как политический спектакль представляют особый интерес потому, что в этот переходный момент смены властной верхушки происходит временное ослабление государства, что и используется, как правило, для проведения постмодернистских революций (это наблюдалось в Сербии, Грузии, на Украине и в Киргизии). Моральное или прямое насилие и "политический луддизм" стали важной технологией таких выборов. Эта проблема изучена на материале бывших колониальных стран, но она актуальна и для постсоветских государств.  Важным результатом этих революций-спектаклей становится не только изменение власти (а затем также и других важных в цивилизационном отношении институтов общества), но и порождение, пусть на короткий срок, нового народа. Возникает масса людей, в сознании которых как будто стерты исторически сложившиеся ценности культуры их общества, и в них закладываются новые ценности, которые записаны где-то вне данной культуры.

Создание "нового народа" (или даже новой нации) в ходе подобных революций - один из ключевых постулатов их доктрины. Так при разрушении государственности всего СССР в массовое сознание было запущено понятие-символ "новые русские". Не будем здесь углубляться в этот вопрос, но отметим лишь, что антисоветские революции в СССР и в Европе, сходная по типу операция против Югославии в огромной степени и с большой эффективностью опирались на искусственное разжигание агрессивной этничности. Технологии, испытанные в этой большой программе, в настоящее время столь же эффективно применяются против постсоветских государств и всяких попыток постсоветской интеграции. Видимо, в недалеком будущем с крупномасштабным применением этого оружия придется столкнуться и Российской Федерации.

Глава 2. «Цветные революции»

2.1. «Революция роз» в Грузии (2003 год)

Считается, что «цветные революции» представляют собой процесс смены более или менее «пророссийских» режимов на «антироссийские». На самом деле, режим Шеварднадзе в Грузии никак нельзя назвать пророссийским – хотя бы потому, что при нем на территории Грузии располагались базы чеченских боевиков. Главной и наиболее общей предпосылкой к революции стало недовольство управлением страной Эдуардом Шеварднадзе, заступившем на пост после обретения Грузией независимости. Негодование населения было вызвано накопившимися претензиями к правительству, связанными с тяжёлым экономическим положением в стране, коррупцией среди государственных служащих и пр. Ситуация осложнялась стремлением этнических меньшинств к независимости или присоединению к РФ, выразившееся в де-факто независимом существовании  Абхазии и Южной Осетии.
Технология "бархатных революций" была использована США в 2003 г. в Грузии. "Революция роз" - организованный и манипулируемый извне протест населения Грузии, имевший поводом подтасовку результатов парламентских выборов. Эта "революция" заставила президента Грузии Эдуарда Шеварднадзе уйти в отставку 23 ноября 2003 г.

Считается, что причина радикального вмешательства США в грузинские дела состояла в том, что, несмотря на очевидно антироссийскую направленность политики Шеварднадзе, Грузия стала довольно быстро восстанавливать экономические связи с Россией. К этому ее толкала объективная необходимость, и режим Шеварднадзе оказался неспособен этому помешать.

Всего за полтора года силы правой и деидеологизированной оппозиции в Грузии создали единую массовую организацию "Национальное движение", численность которой достигла примерно 20 000 членов. Михаил Саакашвили (тогда лидер этой организации) и Зураб Жвания (спикер парламента) договорились с руководством сербской "бархатной революции" об организации тренингов по политическим технологиям для 1500 членов своего движения. В апреле 2003 года была создана молодежная группа которая осваивала и адаптировала к грузинским условиям подходы и приемы, испытанные в кампании сербского "Отпора". За три недели в ноябре 2003 г. ненасильственная "революция роз" в Грузии одержала победу.
Это представлялось так: молодые люди, взявшись за руки, устанавливали блокаду государственных учреждений, врывались в здание парламента и требовали перемен, а за ними благожелательно наблюдал Запад ("весь мир").

2.2. «Оранжевая революция» на Украине (2004 год)

Оранжевая революция следовала модели, которая впервые проявилась при свержении режима Слободана Милошевича в Сербии, а впоследствии была использована в ходе Революции роз в Грузии. Во всех этих случаях революционные выступления масс, завершившиеся победой, начинались как бы спонтанно, однако на деле являлись результатом целенаправленной агитационно-пропагандистской кампании и объединения оппозиционных сил в мощный блок.  Каждый раз они начинались с фальсификации выборов в пользу кандидатов от власти, непризнания оппозицией победы на выборах кандидата от власти и массовых демонстраций протеста против такого исхода выборов.

Технологии манипуляции сознанием очень эффективны, они могут за несколько месяцев создать очаровательный образ будущего президента почти из ничего. Но они не могут создать этот образ из реальных черт совершенно незнакомого людям человека. Отсюда первое требование к "материалу" - отбор ведется из списка достаточно известных людей. Второй элемент технологии - создание территориального анклава, где местные власти и влиятельные слои населения обеспечивают "оранжевому" кандидату (или вообще революционерам, если перехват власти происходит не в момент выборов главы государства, как это и было в Грузии и Киргизии). Внутри страны формируется территория, где оппозиционный кандидат получает безусловную поддержку; она становится плацдармом для объявления и расширения власти оппозицией. В Украине такими территориями стали Западные области и Киев, в Грузии - прежде всего Тбилиси. Здесь власть избранного президента заранее не признаётся. Третья задача - внедрение в массовое сознание и закрепление там нескольких простых стереотипов, отвечающих формуле незыблемой истины: "враги против наших". Это общее правило всех революций.  И вот уже слова "провластный кандидат Янукович" и "народный кандидат Ющенко", при всей их нелепости, включаются в язык нейтральных комментаторов - и даже сторонников Януковича. Схватка за интерпретационную власть - важный этап "оранжевой" революции, и она регулярно проигрывается постсоветской властью, как проигрывалась советской.

Следующий этап - создание и энергичное внедрение внешнего признака "наших" (розы и флаг с крестами - в Грузии, "оранжевое" - на Украине, броские художественные символы). Если процесс идет по нарастающей, то ускоряется самоотождествление обывателей с "нашими". "Нашими" становится быть модно и престижно. Красные гвоздики и оранжевые ленточки вешают на себя люди всех слоев общества - и бомжи, и миллионеры (в феврале 1917 г. красный бант нацепил себе на грудь великий князь, брат отрекшегося императора). Более того, обывателю навязывается страх оказаться "не нашим". Количество "наших" растет, как снежный ком. Кучка людей, недавно бывшая маргинальной оппозиционной сектой, стремительно обрастает массой последователей и сторонников.

Для сплочения "наших" в сознание внедряется образ "неминуемой победы". Юлия Тимошенко провозглашала: "Оранжевая революция станет эпидемией свободы по всему миру!" - и это радовало толпу, большую долю которой составляли люди с высшим образованием. На фоне этого поэтапного развития событий так же поэтапно разыгрывается спектакль с "непризнанием итогов голосования". Это - новая выборная технология, при которой внутренний вопрос народного волеизъявления превращается в вопрос внешнего признания результатов выборов, во "всемирное" голосование за то, кому быть президентом Украины, Сербии, Грузии. Мировой "центр силы", на который ориентированы и революционеры, и власть, заранее объявляет о том, какой результат будет признан законным.

Как пишет Р.Шайхутдинов, достигается это так: "Действующая власть объявляется участником выборов (а не их организатором) через одного из кандидатов ("административный ресурс"). Предполагается, что этот ресурс она просто не может не использовать... Отсюда проистекают многочисленные следствия, самое важное из которых то, что выборы и вообще действия властей всегда трактуются как неправовые, и таким образом не доказанный факт нарушений превращается в очевидный. Не случайно все требования к властям концентрируются вокруг того, чтобы они либо "вернулись в правовое поле", либо не выходили бы из него. При этом действия оппозиции могут быть какими угодно!"

Таким образом, граждан практически лишают права выбора, но этот факт пока еще скрывают декорациями демократических процедур. Если же возникает непредвиденное противодействие (например, со стороны крупных социальных групп, как это и произошло на Украине), то непризнание итогов голосования представляют как борьбу с "государственным переворотом", осуществленным «бандой» Кучмы-Януковича, Милошевича, Шеварднадзе.

В итоге, Ющенко был избран президентом Украины. Радикальных изменений в государственном или общественном устройстве не произошло. Но в ряде общественных институтов Украины произошли скачкообразные изменения. Наиболее наглядно это видно по беспрецедентному росту свободы СМИ. С уходом президента Кучмы политическая жизнь на Украине диверсифицировалась, прекратилась ситуация, когда все основные вопросы деятельности государства решались в одном центре и фактически по воле одного человека — президента страны. Политическая элита вынуждена перейти на другие стандарты взаимодействия, гораздо более близкие к стандартам цивилизованых обществ. Именно процесс перехода на новые политические стандарты внешне выглядит как определённая нестабильность.

2.3. «Революция Тюльпанов» в Киргизии (2005 год)

После распада СССР и экономического кризиса А.Акаев и местные элиты не имели другой возможности быстро разбогатеть, иначе как открыв страну для иностранного кредитования, причем не только экономики, но и собственно демократических реформ. А если бы такая возможность была, то они, возможно, на демократизацию и не рискнули бы.

Так же можно говорить о том, что руководство не смогло провести эффективную реструктуризацию экономки страны в новых экономических условиях, что спровоцировало экономический кризис, кардинально изменивший систему ценностей киргизского общества. На первое место в массовом сознании вышли ценности традиционного, отчасти религиозного общества, а также установка на выживание (в отличие, например, от стран Западной Европы, где основная установка в массовом сознании – прежде всего на саморазвитие). Помимо этого, кризис поставил под сомнение возможность самого процесса модернизации страны. Можно даже констатировать, что при сохранении далее подобных тенденций ее некому было бы проводить – в стране просто не осталось бы специалистов. В новых условиях была необходима четкая, понимаемая всем обществом стратегия, вектор развития, которой, к сожалению не было.

Резюмируя, к началу 2005 года киргизское общество не видело ни экономических, ни социальных перспектив в том курсе, который проводился существующим на тот момент времени руководством страны, что создавало предпосылки и контекст для начала революции Тюльпанов.
Общественный строй, сформировавшийся в Киргизии к марту 2005 года, отличался ярко выраженным неравенством распределения власти и собственности, отсутствием социальных связей между группами населения, системы общественного контроля над деятельностью президента, его окружения и официальных властей. Такой порядок оказался внутренне консервативным, ориентированным не на дальнейшее развитие, а на самосохранение правящей элиты и укрепление ее позиций.

Важнейшим условием формирования этой общественной системы авторитарно-кланового управления страны была социальная пассивность населения. Тяготы адаптации к новым реалиям подавляли интерес к участию в политической и социальной жизни, а это позволяло правящей элите навязать населению свою повестку дня, которая подавалась как неизбежность выбора ме жду плохим и очень плохим. Причем в образе меньшего из зол выступала сама власть - несправедливая, вороватая, неэффективная, но зато сохранившая стабильность в обществе и дававшая возможность людям выживать. Роль большего зла отводилась, как правило, противникам существующей власти в лице радикальной оппозиции, фундаменталистов, националистов, деструктивных элементов и так далее. С ними тесно связывались перспективы неопределенности, хаоса, гражданских войн и политических репрессий.

Вступление в XXI век в Кыргызстане и на всем постсоветском пространстве ознаменовалось тем, что обозначился экономический рост, однако, при утвердившейся системе общественных отношений, его плодами снова воспользовалось значительное меньшинство - элита. В то же время экономический рост повысил планку ожидания среди широких масс, особенно обедневших. В новых условиях клановый характер власти, ее не подотчетность общественности, бюрократизм стали восприниматься особенно остро. В результате монополизации власти узким кругом лиц, власть приобрела семейный характер, появился фаворитизм, что привело к серьезному сужению социальной базы этой власти.

Постепенно возникли слои недовольных. Прежде всего, они формировались среди политических деятелей и кланов, утративших возможность влияния на государственные решения; среди деловых слоев, столкнувшихся с серьезными препятствиями на пути развития своего бизнеса и угрозой захвата его семейной властью и фаворитами Акаева; среди демократической общественности, наблюдающей откат от демократических целей и ценностей; среди молодежных организаций из-за отсутствия перспектив для продвижения по профессиональной и социальной лестнице. Соединение протестов всех этих групп недовольных высокомерием и нежеланием элит изменяться, вступать в диалог с обществом, реагировать на общественные запросы и вызовы в рамках действующих демократических процедур обернулось тотальным отторжением существующего режима и создало критические условия для революционных преобразований. Это в конечном итоге привело к событиям 24 - 25 марта 2005 года, получившим название «Революция Тюльпанов».

После завершения активных действий по смене существовавшего режима, новой власти необходимо было пройти через процесс легитимации, причем одновременно по двум направлениям. С одной стороны, у республики оставался официально действующий президент, полномочия которого должны были быть прекращены. С другой стороны у существовавшего ранее режима оставалось много сторонников, взаимовыгодно сотрудничавших с ним в вопросах карьеры, предпринимательства, которых необходимо было привлечь на свою сторону. Помимо того, что новая власть признала легитимным тот парламент, против избрания которого изначально активно противостояла, сохранила фактически тот же состав республиканской избирательной комиссии, который обвиняла в фальсификациях, был сохранен и тот избирательный кодекс, отдельные положении которого вызывали столько замечаний. В частности, была сохранена активно применявшаяся А.Акаевым для манипуляций на прошлых президентских выборах статья о том, что кандидаты в президенты должны сдавать специальной комиссии экзамен на знание государственного языка. Изменена была лишь одна норма. Ранее выборы президента могли проходить только осенью, но специально для более быстрого проведения выборов они были перенесены на лето.

К сожалению, на фоне этих отношений интересы простого народа не учитывались. Некогда новой власти было заниматься и другими мелкими вопросами. Например, в это время начался процесс самозахвата земель и собственности на территории страны, как простыми людьми, так и персоналиями, которых общественное мнение ассоциировало с представителями преступного мира. Исполняющий обязанности президента, премьер-министр Киргизии Курманбек Бакиев так прокомментировал этот процесс: «решение вопроса с самозахватом земель находится в компетенции муниципальных властей и соответствующих служб городов». То есть, фактически он отстранился от решения этого спорного вопроса, не желая портить свою политическую репутацию.

Если обобщить сведения о цветных революциях, то о «Революции Тюльпанов» можно сказать следующее:

1. Это не цветная революция, а политический переворот с элементами и инструментами «цветных революций». Безусловно, были применены инструменты «цветных революций», но это происходило хаотично, без использования какой-либо стратегии и четкого видения итога акций. Оппозиция подстраивалась под динамично меняющиеся условия, что ей, впрочем, удалось, однако изначально не видела и не ставила перед собой цели захвата власти. Так, выступая на пресс-конференции 26 марта, Курманбек Бакиев отметил, что киргизская оппозиция, организовывая митинги, не ожидала такой быстрой смены власти.

2. Это была «цветная революция», но организованная или без учета традиций киргизского общества или измененная этими традициями. Об этом говорит и схожесть структуры событий в Киргизии и других странах, схожесть методик и результатов. Но в любом случае политическая традиция оказалась сильнее политических технологий и новый режим начал копировать существовавшую ранее систему политического устройства, коммуникаций и взглядов, лишь расширив численность политической элиты.

Итоги событий

В целом, ситуация, сложившаяся к концу мая 2005 года, позволяет говорить, что у власти смогли закрепиться новые люди. Кардинальных перемен в политической системе, не считая косметических изменений и смены персоналий на различных государственных должностях (фактически изменения затронули только самые высокие посты, не коснувшись низшего и среднего уровня чиновников) пока не произошло.
Заключение

Таким образом, намечается создание "пояса безопасности", своеобразного "железного занавеса " между Россией – с одной стороны и Ближним Востоком и Европой – с другой.

Этот "занавес" формируется из бывших советских республик, переживших "цветные революции" («революция роз» в Грузии (2003г.), «оранжевая» революция на Украине (2004г.), «революция тюльпанов» в Киргизии (2005г.). Все страны СНГ шли по пути усиления президентской вертикали власти.
Однако не во всех странах, бывших республиках Советского Союза, "цветные революции" имели успех, так например их провал в Азербайджане и Казахстане в 2005г. и в Белоруссии в 2006г. стал свидетельством того, что в этих странах достаточно высокая популярность действующей власти и слабая оппозиция.

Авторитарный режим Алиева в Азербайджане весьма далек от стандартов демократии, но опасность хаоса в результате социальных катаклизмов заставляет внешнеполитических стратегов США крайне осторожно выстраивать отношения с этой страной и сдерживать ее демократическую оппозицию.

Режим Назарбаева имеет большие возможности для широкого маневра в социально-экономической политике Казахстана, обусловленные именно наличием огромных ресурсов. Он научился умело управлять политическими амбициями казахов, постоянно контролирует оппозицию.
Авторитарная политика Александра Лукашенко оставила его режим без серьезной интеллектуальной поддержки. Президенту Белоруссии удается жесткими авторитарными методами и популистской политикой держать политическую ситуацию под полным контролем.

Не подлежит сомнению, что «цветные революции» все же были революциями: они меняли общественный строй. При этом в ряде случаев (Центральная Европа, Прибалтика, Закавказье) менялась и властная элита, в других же случаях (Центральная Азия, Украина, Белоруссия, Молдова) у власти закреплялся тот слой партийно-советской номенклатуры, который поднялся наверх в последние годы перестройки.

«Цветные революции» справедливо указывают на то, что они символизируют завершение процесса превращения бывших советских республик в независимые государства и сознательный выбор некоторых из них в пользу западной модели развития. Можно привести немало объяснений того, почему в одних странах «цветные революции» удались, а в других нет.

Имело значение многое: наличие оппозиционно настроенного большинства в определенном регионе страны, участие зарубежных спонсоров, степень лояльности бюрократии лидеру режима, позиция спецслужб, СМИ и крупного бизнеса, харизматичность лидеров, социально-экономическая конъюнктура.

В то же время большинство, связанных с этим явлением проблем, находятся внутри страны и правящей корпорации. Нормальная политическая система, имеет механизм самозащиты, поэтому главной задачей любого государства является недопущение системного кризиса общества и формирование здоровой и сильной политической системы. России следует активней противодействовать "цветным революциям" на постсоветском пространстве, усиливать информационно-пропагандистскую составляющую государства.

 

Список литературы:

1. И.А. Василенко Геополитика современного мира. Москва 2006.
2. Р.Шайхутдинов. Со-общение, 2005, № 2 3.Дж. Шарп. От диктатуры к демократии. 1993. - www.psyfactor.org/lib/sharp.htm
3. Кара-Мурза С. | Александров А. | Мурашкин М. | Телегин С. Психологическая война.- http://www.bookap.by.ru/psywar/orangrev/oglav.shtm
4. Батаков.Я Балканизация Украины//Русский Журнал». 2004, № 2
5. Юрьев Д. Как делать революцию («Оранжевые политтехнологии») // Социс . №6.- с.65-71.
6. Кынев А.В. Кыргызстан до и после «Тюльпановой революции» [Электронный ресурс] // Международный институт гуманитарно-политических исследований. – 2005. –режим доступа: http://www.igpi.ru 
7. США и Россия. Медиа-война в Киргизии [Электронный ресурс] // Институт стратегического анализа и прогноза. – 2007. – режим доступа: http://www.easttime.ru.


Ольга Тугунова, социологический факультет, 4 курс

 
< Пред.   След. >
 



Книги

«Радикальный субъект и его дубль»

Эволюция парадигмальных оснований науки

Сетевые войны: угроза нового поколения